Андрей Рудой: «Просто создавать профсоюз, не обладая ни навыками, ни знаниями — чревато провалом»

#Люди
24 июля 2018. 11:37

В России у многих людей сложился стереотип, что слово «профсоюз» обязательно несет в себе дух советской эпохи. Оно ассоциируется с формализмом и бюрократией, которые никак не способны влиять ни на положение простого трудящегося человека, ни на работодателя, не тем более на властные круги.

Однако считается, что в странах Западной Европы и Латинской Америки ситуация диаметрально противоположная. Мы поговорили с активистом независимого профсоюза «Учитель» Андреем Рудым, чтобы понять, так ли это.

Профсоюз «Учитель» в Дзержинске и Нижнем Новгороде существует уже 3 года. Чего удалось добиться за столь скромный срок?

— Нам удалось провести несколько масштабных кампаний. Первая была в 2015 г. когда мы вернули стимулирующие выплаты на уровне всего города, т.е. каждый учитель получил законные несколько тысяч ежемесячно.

Вторая большая кампания была в 2016 г. против микроучастков. До этого учителя два раза в год обходили квартиры, переписывали детей, подвергая себя унижениям, опасности, тратили личное время и не получали за это ни копейки. Мы коллективно добились закрытия микроучастков. Также отстояли одно из учителей от увольнения.

Помимо прочего, профсоюз «Учитель» занимается просветительской деятельностью. За три года было проведено много семинаров, последние из которых были посвящены избыточно отчетности. Так что достижения есть, но впереди много славных боев. Сейчас началась кампания против повышения пенсионного возраста и параллельно грядет акция за повышение заработной платы педагов на федеральном уровне, и мы в нее также включимся.

С чего ты начинал профсоюзную деятельность? В чем самая главная сложность для новичка в борьбе за права трудящихся?

— В профсоюз я пришел из политики. Обычно это происходит наоборот, но в один прекрасный момент я понял одну важную вещь. Левая политика, которая оторвана от рабочих коллективов не стоит ничего. Это бутафория. С 2013 г. я начал вникать в тему независимых профсоюзов. Сначала на уровне методичек, общения с отдельными активистами, потом глубже: специальные курсы, тренинги и т.д. В общем, получил базовые знания и умения в этой области. Хочу подчеркнуть: просто создавать профсоюз не обладая, ни навыками, ни знаниями это — чревато провалами.

По поводу трудностей: с одной стороны, самое сложное — преодоление страха, а с другой — перешагивание через некий эгоизм, «хатаскрайничество», через то, что процветает сейчас в российском обществе. Именно поэтому в профсоюз вступают люди с активной гражданской позицией, нежелающие давать себя и других в обиду.

Пару слов о КТР. Что представляет с собой эта организация?

— КТР — это объединение независимых профсоюзов. Туда входят объединения: «Учитель», «Университетская солидарность», «МПРА», который, кстати, отстоял свое право на существование и другие. Все известные кампании последних 10 лет, связанные с забастовками, борьбой за права трудящихся, они имеют прямое отношение к КТР.

Какие цели перед собой ставит КТР в рамках города и области? Каковы ожидания от проведения этой протестной кампании на федеральном уровне?

— Начнем с федерального уровня, главная и единственная цель — полная отмена этой реформы. Нас не удовлетворяют промежуточные результаты, о которых сейчас поговаривают в ГД (прим. ред. — Государственная Дума), а также в «желтых» профсоюзах, во главе со Михаилом Шмаковым (прим. ред. — председатель Федерации независимых профсоюзов России).

Сейчас сформировались региональные штабы, в том числе и в Нижнем Новгороде, в них входят не только КТР. Мы намерены проводить публично-массовые, в том числе и протестные мероприятия, а также вести пропаганду. Это будет работа на перспективу. Также мы будем агитировать за проведение забастовок.

Осуществляется ли давление на профсоюзных активистов как в рамках этой кампании, так и вообще?

— Конечно, да. После возникновения Дзержинской ячейки многим нашим сторонникам делали выговоры, имел место моральный прессинг и даже заявления в полицию после того, как мы начали распространять листовки в трудовых коллективах. Сейчас в православной гимназии оказывают давление на нашего члена. Мы будем отстаивать всех.

А есть ли смысл во всех этих протестах? На городском уровне в Дзержинске были протесты против ликвидации трамвая, повышения цен на проезд, последний из которых вызвал широкий резонанс в федеральных СМИ, на всероссийском уровне не так давно проходили многотысячные митинги Навального, но результат один и тот же.

— Тут вопрос, конечно, в численности. Во-первых, протесты по трамваю и проезду имели мало активных сторонников, хотя они вызвали резонанс. Во-вторых, нужно обратить внимание на качество протеста.

Митинги Навального — это выйти на улицу, постоять, разойтись. Ну, или максимум — несанкционированный выход на улицу, итогом которого становятся аресты и тот же уход домой. Рабочий же протест грозит иными последствиями — реальным давлением на работодателей и на власть. Причем первое зачастую становится причиной второго в нашем государстве.

Плюс ко всему встает электоральный вопрос: будут ли люди голосовать впредь за конкретного представителя власти. Понятное дело, что выборы у нас носят формальный характер, но, тем не менее, если большая часть населения будет против политической элиты, то никакие накрутки там не сработают. Так что трудовые протесты серьезнее, нежели акции несогласия общегражданского или некоего узкопрофильного характера.

Есть ли еще негативные последствия пенсионной реформы, кроме явного повышения трудового возраста?

— Во-первых, это негативно скажется на продолжительности жизни. В России и так до пенсионного возраста многие не дотягивают. Во-вторых, это усугубит обстановку на рынке труда: замедлится ротация кадров, с другой стороны возможен демпинг зарплат т.е. людям за 60 ее будут сбивать. Можно найти кучу других последствий, ибо одно за другое цепляется

5 июля в Дзержинске прошел общий оппозиционный митинг. О его поддержке говорили активисты и политики разных партий, но выступили, в основном, представители КПРФ. Как Вы можете это прокомментировать?

— Здесь дело в позиции КПРФ, заявивших накануне митинга, что никакие политические организации, кроме самой КПРФ, не допускаются на митинг. Причем это было сделано довольно подло, потому, что многие политические силы участвовали в агитации за этот митинг, распространяли информацию. Фактически! То, что на митинге было 500 с лишним человек — не заслуга КПРФ! Если они организовывали бы эту акцию в одиночку, то на неё пришло бы 100 человек: их актив, их дочерние организации и все! Расклеивали и разрабатывали же листовки левые и социальные активисты.

Очень забавно, что КПРФ даже листовки нормальные сделать не в состоянии. Они не смогли наладить элементарную агитацию в соц. сетях. «Вирусный» пост запилить в ВК им было не под силу. Ничего этого не было! То есть КПРФ поступили буквально по-ублюдски: использовали людей, чтобы собрать митинг, а в итоге отказали им в не только в выступлении, но даже в присутствии на мероприятии со своей символикой.

Речь не дали не только профсоюзам, но и первому секретарю комсомола, который с точки зрения КПРФ мог сказать что-то излишне радикальное. В общем, это Пиррова победа. Комсомол развалился, он организованно уходит от КПРФ.

В эпоху победившего индивидуализма такое понятия как коллективизм и солидарность актуальны?

— Конечно, актуальны. Есть такой миф, что в Европе и Америке одни индивидуалисты, а у нас соборность и т.д. На самом деле, все обстоит несколько иначе. Общаясь с иностранными товарищами, смотря на их движение, понимаешь, что русский человек в индивидуализме может дать фору. Это факт.

Опыт зарубежных сторонников от Латинской Америки до Восточной Азии показывает, что на коллективизм как раз есть спрос, ибо глобальному капиталу и транснациональным корпорациям противостоять можно только коллективно. Тенденции на консолидацию и объединение трудящихся видны и на международном уровне. Создаются интернациональные профсоюзы такие как «IndastriAll». Да, индивидуализм сейчас силен, но логика исторического момента диктует нам объединение.

Намечаются ли какие-нибудь положительные тенденции в левом профсоюзном движении?

— За семь лет, что я нахожусь в движении, замечаю, что левые стали активнее интересоваться профсоюзом, проходить обучение, отрабатывать методики и проявлять большее участие в кампаниях и т.д. Однако, проблема острого дефицита кадров остается актуальной, но тенденция, в целом здоровая.

Сейчас есть проект «широкой левой» (прим. ред. — объединение всех внесистемных политических и общественных сил в России), но у активистов эта задумка большого не получила. У многих появляется идея о создании единой, централизованной сплоченной вокруг реальных дел партии, которая опиралась бы на профсоюзы.

Существуют ли еще какие-нибудь проблемы внутри самого профсоюзного движения?

— Проблема недостаточного финансирования, невозможность нанять большое количество органайзеров, которые занимались бы непосредственно профсоюзами. Все это вытекает из малочисленности наших рядов. Существует также один момент, связанный с не совсем высоким уровнем радикальности: как ты можешь призывать к забастовке, когда у тебя 3,5 землекопа?

Какие еще акции готовит профсоюз «Учитель» в ближайшее время как в регионе и Дзержинске?

— В Нижнем Новгороде и Дзержинске мы планируем проводить митинги против повышения пенсионного возраста. Поскольку эта реформа будет идти еще долго, то протесты будут проводиться осенью тоже. Так что мы сосредоточены на этом.

БЕСЕДОВАЛ ИВАН СМИРНОВ 

комментарии

Новые события нижнего новгорода