«Есть фундаментальные вещи, и о них можно и нужно рассказывать», — интервью с Юрием Баевским о популяризации науки

#Люди
28 января 2019. 08:59

За последние пять лет наука в России вышла за рамки институтов и конференций и все больше проникает в массы: издается много книг, проводятся фестивали и слеты на научную тематику, приезжают учёные с мировыми именами. Появилось сообщество людей, не занимающихся наукой профессионально, но интересующихся последними научными новостями и желающих знать больше об устройстве нашего мира. Необходимую информацию они получают благодаря лекциям, книгам, статьям энтузиастов-просветителей, которые занимаются распространением научных идей. О популяризации науки, ее проблемах и спорных моментах мы поговорили с организатором фестиваля «Фенист», старшим преподавателем НИУ ВШЭ Юрием Баевским.

О развитии популяризации науки в России и Нижнем

Тема популяризации науки, конечно, намного интереснее и шире, чем история одного конкретного фестиваля. Если в двух словах, то мы в 2009 году с друзьями сели, выпили, поговорили… Это все было очень спонтанно, мы не планировали делать фестиваль, и меня все предупреждали, что лучше даже не пытайся. А в этот раз все получилось, как-то само собой пошло-поехало. Может быть, время подошло и назрела необходимость.

Если говорить о популяризации науки в современной России вообще, то первым был Фонд Дмитрия Зимина «Династия» (Дмитрий Зимин — российский предприниматель, основатель и почётный президент компании «Вымпел-Коммуникации» (торговая марка — «Билайн»), учёный-радиотехник. С 2000-х годов — благотворитель, основатель фонда «Династия», соучредитель премии «Просветитель». — Прим. ред.). Он начал финансировать многие проекты. Например, издание научно-популярной литературы, в том числе и российских авторов. Сейчас несколько различных фондов и организаций продолжают эту работу. В частности, «Эволюция», в совет которого я вхожу.

Задачи и проблемы популяризации сейчас

Одна из основных проблем просвещения в том, что уже в XX веке большинство людей умело читать и писать. Казалось, что задача французских гуманистов по всеобщей грамотности населения была в каком-то смысле выполнена. Но при сегодняшних темпах развития наук и технологий очень быстро растет разрыв между устаревающими знаниями, которые мы получили в школе и институте, и современной наукой — и это очень опасно. Возникающий разрыв усиливает неверные и мистические представления о научных методах, и простой человек перестает понимать, о чем говорят ученые и чем они занимаются. Этот разрыв приводит к сакрализации учёных, и их либо обожествляют, либо демонизируют, как и саму науку. К сожалению, этого нельзя избежать полностью, это было и будет, но благодаря усилиям просветительского сообщества, есть возможность поддерживать какой-то баланс — в этом и состоит наша задача.

В каком-то смысле, этот разрыв мы и пытаемся сократить с помощью популяризации, то есть уже не просто учим грамотности, а стараемся рассказывать о новостях науки, разрушаем и объясняем укоренившиеся мифы. Просветительская деятельность в современной России очень молода, и в среде энтузиастов-просветителей идут различные дискуссии о ее качестве. Это очень хорошо. Скоро, 10 ноября, пройдет очередной слет просветителей в Москве. Думаю, там также будет много дискуссий.

Например, в прошлом году всех очень взбудоражило провокационное, на мой взгляд, выступление Вахштайна (Виктор Вахштайн — социолог; лекция называлась «Популяризация науки: от просвещения к мракобесию». Она вызвала резонанс из-за мнения Вахштайна, что популяризация вырождается в миссионерство, и аргументы просветителей преподносятся как абсолютная истина. — Прим. ред.), и это хорошо.

Вторая проблема в том, что в советское время среди многих ученых сложилось, видимо, как защитная реакция, предубеждение, что учиться просветительской деятельности не надо. Несмотря на замечательные научно-популярные книги (кстати, в большинстве своем переводные), многие замечательные ученные не любили тратить свое время на такую деятельность или не умели это делать, в итоге получалось не очень хорошо. Часто лекции читали далекие от темы люди, присланные по разнарядке. Учёные-энтузиасты, занимающиеся просветительством, конечно были, но этому нигде не учили, и не у всех получалось хорошо. Намного сложнее сделать краткую популярную лекцию, чем научный доклад в своей области знаний.

Необходимо постоянно задавать себе вопросы — зачем мы всё это делаем; для кого? Опасно, если лекции превращаются во что-то вроде: «Заткнитесь и слушайте меня, я вам истину в последней инстанции донесу». Необходим диалог со слушателями, а не проповедь.

И здесь, я думаю, важно рассказать, как добываются знания и почему мы можем им доверять, отчего это именно научное знание, в чём его отличие от ненаучного и доказательная сила.

Конечно, мы можем объяснить, почему нужно его слушать — он эксперт, это вытекает из анализа его деятельности. Но также важно понимать, что все иногда ошибаются, ученые — такие люди, как и мы. Доверять можно только результатам применения научного метода.

О научной журналистике и диалоге с учеными

Ещё одна трудность в том, что многие журналисты и издания небрежно относятся к тому научному материалу, о котором пишут: либо не советуются с учёными, либо не понимают, кто является экспертом, а кто «просто мимо проходил».

Думаю, хороший способ стать качественным научным журналистом — зарекомендовать себя так, чтобы вам начали доверять ученые. Ведь они сейчас побаиваются иметь дело с журналистами. Важно не бояться работать с учеными и не пугаться их жесткости и непримиримости в некоторых вопросах.

Думаю, и тем и другим стоит учиться общаться друг с другом. Вообще, в последние годы у нас имелись гигантские проблемы с научной журналистикой, по сути, ее и не было, и она только-только зарождается. Вроде бы ей учат, но не сложился сам социальный институт, отсюда недоверие журналистам со стороны ученых и наоборот.

Мы решили эту проблему так — позвали ученых. Это было очень сложно, но и мы обучались, и они обучались взаимодействовать с аудиторией и правильно преподносить информацию. Начиная с 2015 года, мы вышли на нормальный уровень, и все эти годы нас поддерживал Институт прикладной физики РАН, например, Артём Коржиманов, который сегодня тоже выступает. Он, так скажем, соучастник всего этого безобразия. Многие вещи на фестивале мы смогли осуществить благодаря поддержке директоров института, сначала Литвака Александра Григорьевича (советский и российский физик, академик (2006 год) и член Президиума РАН, доктор физико-математических наук, профессор, с 2015 года научный руководитель Института прикладной физики РАН, в 2003 — 2015 — директор Института прикладной физики РАН. — Прим. ред.), а потом Сергеева Александра Михайловича (советский и российский физик, академик, президент Российской академии наук с 27 сентября 2017 года. — Прим. ред.). В этом году Сергеев открывал фестиваль своей лекцией и запустил, кроме всего прочего, интересный проект с мэрией — «АкадемиУМ». Также он, став президентом РАН, организовал в Москве встречу ключевых людей из сообщества просветителей с руководителями РАН. Думаю, это хорошее начало для плодотворного сотрудничества.

О правильном построении лекций

Легко придумать простые и эмоционально привлекательные объяснения всего чего угодно — это теории заговоров и различные эзотерические практики. Они быстро принимаются и не вызывают лишних мыслей и отторжения. Именно поэтому они так популярны. Сторонники плоской Земли, наверное, будут очень удивлены, что ни ученые, ни церковь ничего не говорили в Средние века о плоской Земле. И Колумб не поплыл бы, господствуй тогда эти взгляды. А придумать простое объяснение научного знания — это не лёгкая работа.

Мы должны помнить, что в науке есть классические, уже ставшие фундаментом, знания, и про них мы можем рассказывать со всей уверенностью и, если необходимо, приводить примеры статей, экспериментов, доказательств. Но есть и открытые вопросы (да-да, науке не все известно), и они могут всех очень интересовать. Но говорить на такие темы надо очень осторожно, чтобы не ввести в заблуждение неподготовленных слушателей. Совершенно в порядке вещей то, что в науке есть несколько гипотез. Проводятся эксперименты, чтобы в итоге выбрать, какая же из них верна. И еще, про прогнозы и предсказания будущего: думаю, нет никаких главных направлений, никто не может знать грядущего, оно всегда непредсказуемо.

О научных терминах. Есть много понятий, которые на слуху, но мало кто понимает их значение и из-за этого слишком вольно с ними обращается. Например, «парадигма», «синергетика», «искусственный разум». Иногда мы без необходимости используем популярные слова, чем можем легко ввести в заблуждение, так как все воспринимают их совершенно по-разному. Отсюда еще одна задача — нужно следить за четкостью определений и лучше объяснять термины.

И главное! Пожалуйста, не бойтесь задавать вопросы на лекциях!

И немного о вопросах и дискуссиях

Кстати, о вопросах — бывают очень интересные, но может случиться и настоящий троллинг или провокация, возможно и непреднамеренная. Такое часто бывает, например, у Станислава Дробышевского (российский антрополог и популяризатор научного мировоззрения; кандидат биологических наук; доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Научный редактор портала Антропогенез.ру, автор ряда учебных пособий для студентов, публикаций в периодических научных изданиях и научных монографий. — Прим. ред.) и Александра Соколова (российский научный журналист и популяризатор науки; основатель и главный редактор научно-просветительского портала Антропогенез.ру, посвященного проблеме происхождения человека, финалист премии «Просветитель» в 2015 году. — Прим. ред.). Они говорят, что уже заранее видят таких людей, и это одновременно немного напрягает и многому учит лектора. Например, недавно на лекции Бориса Штерна (советский и российский астрофизик и журналист, главный редактор газеты «Троицкий вариант», доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН и Астрокосмического центра ФИАН. Выступал на фестивале «Фенист» в разные годы. — Прим.ред.) о расширении Вселенной с места поднялся человек и поинтересовался: «А что вы скажете о гипотезе разумного творения?».

Так вот, это не научная гипотеза, хоть и есть попытки ввести ее в школьную программу, как и теорию зарождения жизни в результате разумного творения. Конечно, вы можете верить в это, но к науке это уже не относится. Сейчас это называют постмодернизмом, постправдой, у нас очень много новых и старых слов, описывающих право каждого на своё личное мнение. Никаких проблем.

Тут главное не забывать об одной детали — никто не запрещает выдвигать собственные гипотезы, это нормально, но только если вы перед этим дотошно изучили вопрос. Просто встать и сказать: «А я вот так думаю!» — можно, но бессмысленно, это будет мое мнение против вашего. Не помню, кто сказал: «Конечно, вы можете высказать любую гипотезу, но вы не имеете права до этого не разобраться в исследованиях, которые были проведены по этой теме. В противном случае эта гипотеза ничтожна — может быть, ее давным-давно проверили и опровергли или подтвердили. Поэтому если вы собираетесь изложить свои гипотезы, важно не просто знать и понимать основы, а активно заниматься наукой, а одного прослушивания популярных лекций или чтения популярных книг еще недостаточно для ведения настоящей научной дискуссии.

О новых проектах

Хочу рассказать, что мы сейчас начинаем новый проект при поддержке научно-просветительского фонда «Эволюция». Это будут подкасты «Откуда мы это знаем?». Год назад мы уже делали лекции с упором на «откуда? каким образом?», в том числе и на фестивале — в Арсенале была трансляция на эту тему: откуда мы получили данные, как мы из них извлекли определенную информацию и почему мы можем доверять итоговому знанию. Думаю, что очень важно это объяснять, уже недостаточно только одних научных новостей. Будем учиться рассказывать о том, как добываются научные результаты.

Кроме этого, сейчас мы возвращаемся к идее круглогодичных мини-курсов. В 2016 году мы делали пробные лекции, к нам тогда приезжали Станислав Дробышевский и Дмитрий Вибе (российский астроном, доктор физико-математических наук, заведующий отделом физики и эволюции звёзд Института астрономии РАН, профессор РАН. — Прим.ред.). Постараемся делать это на постоянной основе, договоренность есть уже со многими, дело в спонсорах. И, самое главное, мы хотим сделать на их базе онлайн-курсы, чтобы люди могли к ним возвращаться, когда им удобно. Это новый тренд — получать знания в том ритме, который для вас приемлем и удобен. Я сам учусь на Coursera, есть разные ресурсы, например, «Открытое образования», Stepik и многие другие.

АННА ГРЕБЕННИКОВА
ФОТО: КСЕНИЯ КАНКЕ

комментарии

Новые события нижнего новгорода