Губернатор, не побоявшийся Распутина

#Великие
19 февраля 2018. 19:53

«Он в избирательной кампании один выдержал борьбу против всей Нижегородской губернии».
Речь идет об одном из самых известных для своего времени, но совершенно забытом сейчас, нижегородском губернаторе Алексее Хвостове. Принципиально новый чиновник в Нижегородской губернии, ставленник Петербурга, он быстро заслужил известность в местных политических кругах. Один из первых, кто в России не постеснялся говорить о применении административного ресурса и даже осмелился вступить в прямой конфликт с влиятельнейшим старцем из Сибири — Григорием Распутиным. Обо всем по порядку.

Как стать губернатором «по-быстрому»

Алексей Николаевич Хвостов отличался с самого начала карьеры — в 1906 году он занял пост Вологодского губернатора. Итог деятельности — обнаружение крупных запасов нефти. Этим он впервые обратил на себя внимание императора Николая II и получил в качестве повышения пост губернатора Нижегородской губернии.

С самим назначением была связана одна забавная история. Дело в том, что в то время на месте нижегородского губернатора находился Михаил Николаевич Шрамченко, жена которого подала в 1910 году подала на него жалобу самому Самодержцу. Она обвиняла мужа в многократных изменах. Этот позор был глобальнее губернского масштаба. Так как близилось празднование трехсотлетия дома Романовых (1613 — 1913 гг.), и Нижний был одним из ключевых мест юбилея, требовался губернатор с безупречной репутацией. Шрамченко сняли, и на его месте прочно обосновался Хвостов.

Политик нового типа

Революция изменила отношение власти к народу. Стало ясно, что правительство не может просто скомандовать «русскому мужику» и тот беспрекословно все выполнит. Теперь с ним придется разговаривать. Хвостов отлично это понимал и для того, чтобы наладить контакт с общественностью, пригласил к себе редакторов самых влиятельных газет разных политических направлений и уверил, что не собирается ограничивать их свободы слова.
Также, он не стеснялся обращаться к людям со страниц «Нижегородской торгово-промышленной газеты», которую превратил в рупор для распространения своих идей. Для России то, что чиновник говорит с простым народом со страниц газет, было в диковинку.

«Он даже не дал мне поесть, а у меня в кармане тогда было всего 3 рубля»

В начале 1911 года Столыпин собирался уйти с поста председателя совета министров и председателя МВД. Николай II знал об этом и искал замену. Вполне заслуженным кандидатом на пост считался именно Алексей Николаевич Хвостов.
Дело в том, что в те годы губернаторы были подотчетны Министерству внутренних дел и повышением для них считался именно этот пост. Алексей Николаевич изо всех сил стремился показать свою верность правящему дому во всех речах и обращениях в газетах.

Незадолго до назначения Хвостова Нижний Новгород посетил знаменитый старец Распутин. И вопреки своему желанию познакомиться с губернатором, приглашения на обед в его доме не получил. Обиду свою он запомнил надолго, и, будучи в Петербурге, доложил императору, что не стоит спешить с назначением нового министра.


Не одна обида виновата. В этом деле скорее повлиял сухой политический расчет. В то же самое время на политической арене возвысился иеромонах Илиодор из Царицына. Он намеревался свергнуть Распутина и занять принадлежавшее ему место в царской семье.

Нижегородский же губернатор активно сотрудничал с последним и даже «долго-долго стоял на причале, когда пароход с Илиодором отъезжал от Нижнего Новгорода». «Сибирский старец» просто не мог допустить, чтобы на таком важном посту появился сторонник иеромонаха.

Император все-таки назначил Хвостова министром, но на несколько лет позже. Именно тогда Алексей Николаевич и постарался отомстить «Старцу». Думая об убийстве Распутина, он беседовал с ним и проговорился: «Мне министром быть нельзя, я человек горячий: чуть что не по мне — сразу в мешок и в воду». Доля правды в этой шутке оказалась слишком велика. Министр был взбешен не только тем, что Распутин имеет большое влияние на царя и царскую семью, но открыто унижает членов правительства и манипулирует назначениями в свою пользу. Хвостов решил избавиться от него, но затея именно с точки зрения реализации оказалось настолько сложной, что потерпела фиаско.

«Губернаторы должны добиваться избрания лиц, прежде всего им угодных»

Губернаторский период Хвостов впоследствии вспоминал как самый бесперспективный: «Все мои мысли были направлены на то, чтобы уйти, видя, что здесь мне отрезаны все дальнейшие пути». Пробраться к заветной должности министра внутренних дел политик решил через Государственную Думу. Выборы должны были состояться в 1912 году, и наш губернатор подготовился к ним основательно. Он решил баллотироваться от родной Орловской губернии. Алексей Николаевич решил стать не кем-нибудь в законодательном собрании страны, а лидером фракции правых, а если повезет, то даже крайне правых. Нижегородская губерния занимала в этом хитроумном плане особое место.

Этот человек поставил себе цель привести правых к победе в Нижегородской губернии, не нарушая закона, при том, что на прошлых выборах консерваторы никогда не побеждали. Тем самым, он создал бы на себе репутацию самого консервативного губернатора во всей стране. Черная сотня, известная своими националистическими лозунгами, являлась самой правой партией из всех, что были в тогдашней России. К ней и решил примкнуть губернатор.

Первым шагом, который привлек внимание политической общественности, стала инициатива по изгнанию всех евреев, незаконно проживающих в губернии. Идея так и осталась не реализованной, но получила широкий резонанс не только за счет дружественных Хвостову черносотенных изданий, но и благодаря большому отклику в кадетской среде.

Вся либеральная общественность концентрировалась традиционно в органах местного самоуправления — земствах. Туда-то и направил свой поход губернатор. Как известно, кто ищет, тот всегда найдет. Так и начали постепенно «всплывать» истории с недоимками в земствах за 1905 — 1907 годы. Никого, конечно, не волновало, что недоимки и использование средств не совсем по прямому назначению было оправдано военной и революционной ситуацией.

Под следствие попало почти все руководство кадетской партии. Далее губернатор обрушил репрессии на издателей левых и кадетских газет, наложив штрафы и запреты на розничную продажу большей части изданий левого и либерального толка именно на период предвыборной агитации. Чем ближе были выборы, тем больше громких информационных поводов создавал губернатор. Еще одной мерой стала попытка дисциплинировать правого избирателя. Дело в том, что выборы тогда были сословными и каждое сословие голосовало отдельно. Все имеющие право голоса как землевладельцы в Нижегородской губернии, традиционно отдавали его за кадетов. Хвостов пошел на хитрость и призвал православную церковь, имеющую достаточно земли, чтобы голосовать по земледельческой курии, выбирать правых.

Очевидец событий, управляющий нижегородским отделением Государственного банка (и член команды Хвостова) Н. П. Полянский вспоминал:

«Он сделал то, что едва ли удалось бы сделать кому-либо другому. Он в избирательной кампании один выдержал борьбу против всей Нижегородской губернии. В Государственную думу оказались выбранными люди, почти никому в губернии не известные, но хорошо знакомые Хвостову».

Губернатору удалось провести в IV Думу 6 членов Союза русского народа и одного националиста, хотя ранее, в I-III Думы, Нижегородская губерния правых никогда не выбирала.

Сам Алексей Николаевич не раз открыто утверждал:

«Вся наша беда в том, что мы не умеем или не желаем управлять; боимся пользоваться властью, которая находится в наших руках, а потом плачем, что другие вырвали ее у нас».

А лейтмотивом его выступления на совещании губернаторов по предвыборной кампании была идея о необходимости применять административный ресурс, чтобы добиваться избрания «нужных» людей. Сам же он на допросах комитета Временного Правительства, расследовавшего преступления царских должностных лиц, заявлял, что хотел бы быть избираемым на своем посту. Тогда он бы более не зависел от прихоти вышестоящих начальников.


Это был талантливый политик, который умел создать имидж не только на страницах подконтрольных ему информационных средств, но также и через издания открыто враждебные.
Стоит упомянуть, что вожделенный пост министра внутренних дел он все же получит и даже попытается убить Распутина, но все же не он войдет в историю как освободитель царской семьи от «темных сил»…

Выражаем благодарность профессору Нижегородского Государственного Университета им. Лобачевского , доктору исторических наук, Федору Александровичу Селезневу за предоставленную информацию.

ДЕНИС ЖЕЛЕЗНОВ

комментарии

Новые события нижнего новгорода