Исчезающая эпоха — куда «уходит» купеческая слобода?

#Город
12 марта 2018. 17:23

В одном из прошлых репортажей мы рассказывали о заброшенной улице прямо в центре города. Однако практически весь центр, за исключением половины Ильинской и Большой Покровской, которые хотя бы частично облагородили, выглядит не лучше. Сегодня мы пройдём дальше по Ямской слободе и посмотрим на состояние кварталов, прилегающих к центру.

На небольшом пятачке рядом с Ильинской находится сразу несколько старинных улиц — Гоголя (бывшая Телячья), Нижегородская (Вознесенская) и Сергиевская, известные с XVIII, а часть даже с XVI века. Основная застройка относится к XIX веку, в том числе двухэтажные деревянные дома с резными карнизами и наличниками, большинство из которых или заброшено, или находится в ветхом состоянии.

На оставшихся зданиях трескается штукатурка и слезает краска — ни о какой реконструкции речи не идёт, а во дворах доживают свои дни остатки сараев.

На улице Гоголя ветхая застройка занимает почти всю левую сторону улицы, что особенно дико выглядит в контрасте с новостройками через дорогу. А старинные двухэтажные деревянные или облицованные штукатуркой здания с покосившимися заборами уже посерели от времени и отсутствия ухода.

Жилой дом начала XX века в самом начале улицы (№ 2) ещё жив, а вот дальше начинаются «бараки» с выбитыми окнами — две усадьбы второй половины XIX века. Между ними навалены горы мусора, а в глубине виднеется ещё одно строение, поэтому я сворачиваю с дороги и достаю фотоаппарат.

Местные, к слову, приветливостью не отличаются — пока я бродила вокруг усадеб в поисках удачного кадра, за мной наблюдал мужчина — и вскоре поинтересовался, что я тут ищу. После ответа, что я — журналист и хочу написать статью про заброшенные дома, он постоял ещё немного, а затем посоветовал не лазить где не надо и гордо удалился. Судя по всему, незваные гости приходят сюда довольно часто, поэтому жители так неприветливы.

На этом злоключения не закончились — второй встреченный мной старожил и вовсе не стал разговаривать, а сразу пошёл с лопатой на перевес. Пожалуй, из этого можно сделать три заключения. Во-первых, люди живут в настолько ветхих домах, что только по спутниковой тарелке можно догадаться, что здесь кто-то есть.

Во-вторых, таким положением дел местные настолько недовольны, что девушка с фотоаппаратом вызывает желание догнать и «забить лопатой». И в-третьих, в минуты опасности человек быстро бегает даже в валенках…

А заброшенные дома, кстати, даже не обнесены забором и потихоньку разрушаются, сливаясь с грудами мусора. А тот даже вываливается из оконных и дверных проёмов, а на земле под снегом валяются выброшенные вещи и старые доски.

На единственной стройке на месте дома № 12, где указан срок сдачи «до конца I квартала 2018 года», неспешно катается один экскаватор, а дальше снова начинаются пустыри.

Основная проблема улицы Гогола состоит в том, что сохранившаяся жилая часть застройки находится в крайне плачевном состоянии. Например, дом № 20 залит монтажной пеной в попытке, предположительно, местных жителей закрыть многочисленные трещины в фасаде.

Здесь настолько безлюдно, что кроме двух не очень дружелюбных мужчин и одной женщины, отказавшейся рассказать про улицу, даже во дворах никого не удалось найти. Единственное здание, выглядящее прилично, — это дом А. Никитина (№ 19 по правой стороне) — памятник архитектуры регионального значения (прим. ред. — в нём жил писатель Е. Чириков). Кажется, хотя бы для памятников создают видимость реставрации.

Похожая ситуация сложилась на Нижегородской улице — деревянная застройка превращается в труху или, в лучшем случае, в холст для стрит-арта. Кстати, здесь можно отыскать очень интересные работы, в том числе известного нижегородского художника Nomerz’а. А вот в конце дороги всё плачевнее — дом № 38, сгорел и стоит головешкой уже третий год.

Дальше по улице идут самодельные заборы, на одном из которых красуется подпись: «Здесь живёт чёрный маг». За ним виднеется дом с необычными иконами, нечто, закрытое фальшфасадом, и двухэтажный особняк с лепниной (№ 25), с которого кусками сходит штукатурка.

На пересечения Гоголя и Нижегородской, недалеко от дома, где жил Максим Горький, стоят пустующие деревянные постройки под номерами 17 и 19, напротив — тоже «заброшки». Эти, правда, заколотили, поэтому я смогла увидеть только сорванную с петель дверь и цепочки следов вокруг.

Обычный пейзаж на Нижегородской представляет собой дом с наполовину заколоченными окнами — а в просвете между, как правило, видом на другие развалины. Этакая рекурсия.

Очень необычное здание в стиле модерн (№ 9) разрушается, та же судьба ждёт почти все дома на правой стороне.

В каждом дворе меня неизменно встречется груда брёвен, в которой можно смутно угадать дом или сарай. Рядом с этим «великолепием» очень забавно смотрятся огромные иномарки, пластиковые окна под сгнившими наличниками и самодельные подпорки для деревянных балконов.

В целом прогулка вышла невесёлой: обе улицы производят впечатление брошенного много лет назад города. Застройка позапрошлого века ценится почему-то всего на нескольких центральных улицах, хотя уникальные памятники деревянной архитектуры и купеческие особняки могли бы стать достойным украшением города. Но вместо этого они гниют за потускневшими серыми заборами.

Ямская слобода не менее древняя, чем те же Покровская или Рождественская. Она отличается от других центральных улиц по стилю зданий и стилю отделки. Но при должной реставрации именно это могло бы давать представление не только о парадной жизни города, а ещё и об атмосфере провинциального уклада.

АННА ГРЕБЕННИКОВА

ФОТОГРАФИИ АВТОРА

комментарии

Новые события нижнего новгорода