«Лифтов нет, сотрудники музея поднимают детей на руках», или как доступная среда угрожает культурным памятникам

#Город
17 октября 2019. 10:17

В 2018 году НГХМ запустил инклюзивный проект «Дом с мозаикой» для детей-сирот с ограниченными возможностями здоровья. Почти сразу возникла проблема подъема ребят в инвалидных колясках. Кураторы обратились к нам в редакцию за помощью в частном случае. Однако вопрос доступности культурной жизни для малоподвижных групп населения актуален для всех нижегородских музеев, театров и культурных центров. Сложность заключается в том, что большая часть из них находится в зданиях-объектах культурного наследия, поэтому процесс получения разрешения на реконструкцию долгий и непростой.

Инвалидность не должна быть препятствием, но пока это так

На деле, официально установить подъемники, лифты или даже пресловутые пандусы пока никому не удалось. В Москве и Петербурге проблема решается, но с трудом. В остальных городах ситуация схожая с Нижним.

Минкультуры предлагает инвалидам-колясочникам заменить посещение памятников культурного наследия интернет-экскурсиями. Законопроект об этом был вынесен на общественные слушания в 2015 году.

Участники проекта «Дом с мозаикой» на выставке своих работ в мае

Посещение театров и музеев — один из видов реабилитации, и ситуацию необходимо менять. Люди с ОВЗ имеют полное право на знакомство с шедеврами искусства, на то, чтобы увидеть спектакль «живьем». Потребность в культурных благах у них высока, и инвалидность не должна быть препятствием.

«Хорошо, что начинаем говорить об этом, потому что раньше мы даже не видели и не замечали подобных проблем. Я сама впервые столкнулась с тем, насколько недоступна в Нижнем городская инфраструктура», — говорит художник проекта «Дом с мозаикой» Елена Мальцева.

Елена со своим учеником на занятии в детском доме

Это законно

С юридической точки зрения вопрос организации доступа к объектам культурного наследия для маломобильных граждан непростой. Хотя механизм работы в таких случаях существует. Основным регулирующим документом здесь является федеральный закон 2002 года.

С одной стороны, согласно его положениям, на территории памятника запрещается проведение любых работ, кроме направленных на его сохранение. С другой, перепланировка возможна, при условии сохранения особенностей объекта и самих предметов охраны.

Точку в споре между органами охраны и представителями объектов культурного наследия о возможности их адаптации современным нуждам должен был поставить, вышедший в январе этого года ГОСТ. Он определил, что считается «доступностью» памятников для маломобильных групп населения. В документе установлены общие требования и даны рекомендации по ее обеспечению.

Хотя порядок организации условий для людей с инвалидостью был прописан в приказе Минкультуры еще в 2015 году.

Музеи, театры и другие объекты культуры, в том числе имеющие архитектурную или историческую ценность, входят в госпрограмму «Доступная среда». Она обязывает руководство таких объектов адаптировать инфраструктуру здания и территории для посетителей с ограничениями по здоровью.

Доступная среда без ущерба архитектуре

Если не вдаваться в юридические и технические нюансы перепланировки объектов культурного наследия, такие работы уже проводились и опыт есть.

Некоторые госучреждения культуры благоустроены по всем параметрам на 100%. Это, например, Третьяковская галерея в Москве и военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» в Белгородской области. Лучшими театрами с точки зрения обустройства для людей с инвалидностью оказались Мариинский и Малый. Уже давно стали общедоступными Эрмитаж и Русский музей. Там есть запасные коляски — на такую можно пересесть и знакомиться с экспозицией, не боясь запачкать пол уличной грязью или «не вписаться» в проход.

Роллопандусы, как в Эрмитаже можно установить и в помещении почти без ущерба для интерьера здания

Когда удалось сделать доступными такие сложные культурные объекты, как Исаакиевский собор и музей Ахматовой, казалось, что дело сдвинулось.
Однако процесс обустройства памятников культуры для инвалидов и людей с ограничениями по здоровью в Петербурге и Москве не тоже самое, что в других городах.

Ситуации с музеем Ахматовой и НГХМ очень похожи: узкие лестницы и коридоры, проблема сохранности интерьеров, но после благоустройства Фонтанного дома люди с инвалидностью стали чаще приходить в музей

В своем комментарии «Известиям» профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС Любовь Храпылина объяснила, что есть объективные причины недоступности некоторых культурных объектов для маломобильных граждан. Если здание — памятник архитектуры, то без многочисленных межведомственных согласований что-либо в нем переделывать запрещено. Еще одна проблема — нежелание муниципальных властей содействовать повышению доступности объектов культуры для людей с ограничениями по здоровью. В их компетенцию входит обустройство прилегающей территории и создание парковок.

В итоге пути решения проблемы законным образом есть, но бюрократическая волокита с документами для реконструкции может затянуться на несколько лет. Поэтому руководство таких зданий-памятников идет на этот шаг только в редких случаях. Хотя опыт показывает, что после благоустройства поток посетителей существенно увеличивается. Людям с инвалидностью просто необходимо участвовать в социальной жизни и они с удовольствием ходят в музеи и на различные культурные мероприятия.

Дом с мозаикой

«Дом с мозаикой» — это инклюзивный проект НГХМ для детей с ограниченными возможностями здоровья из «Первого санаторного детского дома». Его инициаторами выступили художник-педагог Елена Мальцева и куратор научно-просветительских проектов Елизавета Сурганова. Педагог работала с девятью детьми, пять из которых с проблемами опорно-двигательного аппарата.

Детей в стенах НГХМ на их первой выставке приветствовали как взрослых художников

Планировалось, что собранная детьми мозаика украсит стены детского дома. Поэтому проект и получил такое название. Однако ребята захотели работать самостоятельно. Результаты своего труда они представили на выставке, открывшейся 25 мая в стенах НГХМ. В течении 7 месяцев юные художники трудились над созданием своих панно. Вначале участники учились рисовать, видеть композицию, изучали разные техники и создавали эскизы будущих работ. На набор самих панно ушло 4 месяца.

Самым сложным для ребят было найти идею для будущей мозаики, у детдомовских детей фантазия развита очень слабо

Работа с мозаикой — это эксклюзивная техника, которая позволяет даже детям с особенностями развития выполнять такую кропотливую работу.

Мозаика помогает развивать мелкую моторику, которая напрямую связана с речью

Большая часть занятий проходила в детском доме. Однако ребята приезжали и в художественную студию Кремль-3, на выставки НГХМ и изучали постоянную экспозицию.

Как говорит художник Елена Мальцева, этим детям необходимо дополнительное образование, у них не так много вариантов потом устроиться в жизни. Если не подумать об этом заранее, то после совершеннолетия, скорее всего, их ждет дом инвалидов.

Поэтому социализация таких детей и присутствие в стенах музея, ощущение творческой атмосферы необходимы для будущей самостоятельной жизни. Не все из них станут художниками, но, Елена надеется, что эти навыки помогут им в освоении других профессий и реабилитации. Не важно, что у них нет документа об образовании, главное — что они будут уметь это делать.

На выставке детям вручили дипломы за участие в проекте

Теперь уже понятно, что проект важный, нужный, и будет продолжаться. В планах педагога — давать разные виды мозаики, закупить хорошие инструменты и развить у своих учеников более профессиональные навыки работы с мозаикой. Через год художник надеется создать с детьми большое панно к 800-летию города.

Техника мозаики развивает воображение, здесь нет мелких деталей и нужно видеть панно целиком

По словам директора музея, в этом году проект столкнулся с финансовыми сложностями при его реализации. Но музею удалось получить поддержку Министерства культуры, а так же нашлись заинтересованные фонды, готовые помочь с материальным обеспечением «Дома с мозаикой».

Вверх по ступенькам

Но преодолеть финансовые сложности оказалось проще, чем четыре этажа музея. Это не первый и не единственный инклюзивный проект НГХМ, но детям инвалидам-колясочникам нужны особые условия.

«Лифтов нет, сотрудники музея поднимают детей на руках. Специализированной машины для их перевозки у детского дома тоже нет. Каждый раз возникает проблема с транспортом. Социальное такси перевозить отказывается. Поэтому дети очень редко куда-либо выезжают.

Вот тут и встает вопрос о доступности нашего города. Нижней недоступен. Огромное количество мест без подъемников и даже без пандусов. Когда мы поехали на выставку в „Рекорд“ мы опять их носили на руках. А как учиться рисованию и не показывать картины?», — поделилась с нами Елена Мальцева.

Здание НГХМ — это Дом военного губернатора по проекту архитектора Н. И. Иванова, объект культурного наследия федерального значения.

Особняк уже реконструировался. В 1894–1896 гг., во время ремонта был установлен металлический зонт над парадным входом и овальные пандусы подъездов, что несколько изменило архитектурный облик здания. Последующие перестройки касались, главным образом, перепланировки внутренних помещений.

Однако вопрос установки лифта или хотя бы подъемника, чтобы музей мог и дальше реализовывать инклюзивные проекты, подобные этому, повис в воздухе. Чем обосновано то, что в нижегородских объектах культурного наследия работы по созданию доступной среды не проводятся, пока непонятно.

В 2020 году музей закрывается на реконструкцию и возможно проблему с передвижением детей в здании музея удастся решить. Педагогов очень волнует этот вопрос. В любом случае они намерены продолжать работу и, если придется, снова поднимать своих учеников на руках.

«Очень жаль, что целая категория людей не имеет возможности участвовать в культурной жизни города. Конечно, объекты культурного наследия надо сохранять и следить за их состоянием, но также важно обеспечить людям их законные права. Кроме выставок здесь проводятся концерты, образовательные программы и другие мероприятия. А эта проблема касается не только инвалидов-колясочников», — говорит художник.

«Дом с мозаикой» и юные художники рассчитывают на общественное внимание и поддержку их социальной деятельности, что поможет и дальше развивать в Нижнем такие инициативы.

 

Как справедливо заметили авторы проекта, трудностей не возникает, только если ничего не делать.

Педагог, которая занимается с ребятами, уверена, что всё идёт к лучшему. Условия в детском доме хорошие. Если попытаться сделать этих детей самостоятельными — у них будет возможность вести полноценную жизнь в обществе.

ЕКАТЕРИНА БАЛЯБИНА

КОРРЕКТОР: ВЛАДИМИР АФАНАСЬЕВ 

ФОТО: МИХАИЛ КРАПИВИН

комментарии

Новые события нижнего новгорода