Марк Твен: «Первый по-истине американский писатель»

r78IeU2pbMw

Когда я был мальчишкой, мои отношения с отцом были довольно прохладными; я сравнивал их с вооруженным перемирием.

Когда мне было четырнадцать, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его; но когда мне исполнился двадцать один год, я был изумлен, насколько этот старый человек поумнел за последние семь лет.

Я убедился, что в душе каждого человека дремлет склонность к какому-нибудь музыкальному инструменту и неосознанное стремление научиться играть на нем, которое в один прекрасный день может пробудиться и заявить о своих правах.

Глубокое сожаление нередко охватывает меня при мысли о том, что в день убийства Цезаря я не был репортером в Риме, не был репортером единственной в городе вечерней газеты и не утер нос молодчикам из утренней газеты, опередив и по крайней мере на двенадцать часов с самой сногсшибательной корреспонденцией, которая когда – либо выпадала на долю журналиста.

Мне радостно сознавать, что я ничего не понимаю в искусстве и ничего не понимаю в хирургии. Потому что люди, которые  разбираются в живописи, находят в картинах одни только изъяны, а хирурги и атомы всю жизнь видят в красивых женщинах только скелет, сплетение нервов и тканей, пораженных разнообразными болезнями.

Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.

Меня хвалили великое множество раз, и я всегда смущался. Я каждый раз чувствовал, что можно было сказать больше.

Я взял себе за правило никогда не курить больше одной сигареты одновременно.

Mark.Twain_-e1358689399690

Танцуй так, как будто на тебя никто не смотрит. Пой, как будто тебя никто не слышит. Люби так, как будто тебя никогда не предавали, и живи так, как будто земля — это рай.

Мы узнаем людей по сердцу, а не по глазам или интеллекту.

Похвалы хороши, комплименты тоже прекрасны, но любовь — это последняя и драгоценнейшая награда, какую только способен завоевать человек своим характером или своими достоинствами.

Я более высокий и принципиальный человек, чем Джордж Вашингтон — он говорил, что не может врать, а я могу, но не делаю этого.

В первую очередь Бог создал идиотов, для тренировки. После он создал школы.

Мы осыпаем детей подарками, но самый ценный для них подарок – радость общения, дружбу – мы дарим нехотя и растрачиваем себя на тех, кому мы совершенно безразличны. Однако, в конце концов, мы получаем по заслугам. Приходит время, когда нам больше всего на свете нужно общество детей, их внимание, и нам достаются те жалкие крохи, которые прежде приходились на их долю.

Как только речь идет о литературе, здравый смысл у людей испаряется и все обретают уверенность, что для этой специальности не нужно ни обучения, ни опыта — только уверенность в своем даровании и храбрость льва.

Поделиться
Поделиться
Поделиться

Опубликовано

Обновлено

Категории

Великие
Просмотров: 525