«На завод!», или как выжить музыканту в Нижнем Новгороде?, — интервью с нижегородским музыкантом Джоном Каллиганом

#Люди
5 декабря 2018. 08:21

Музыка окружает нас каждый день, а это, между прочим, огромный бизнес. Многие стремятся в него попасть, работают не покладая рук. Их интересует один вопрос: как заработать собственной музыкой? Чтобы узнать ответ, пообщались с Джоном Каллиганом — нижегородским музыкантом. Он рассказал о себе, музыкальной индустрии и о том. как в ней выжить.

Джон, прежде всего, что бы ты рассказал о себе, о жизни?

— Чтобы отмести вопросы в будущем, скажу сразу, что Джон Каллиган — мое настоящее имя. Получилось так, что моя семья не задерживалась долго на одном месте: Нижний Новгород, Москва, Питер, какое-то село под Владимиром, снова Нижний. Школы, соответственно, я тоже менял часто. Потом поступил в колледж. Не вспомню название, но он был связан с дизайном одежды.

Почему ты выбрал именно этот колледж?

— Там преподавали фотографию, а мне в том возрасте это очень нравилось.

Фотоработы Джона

А как же музыкальное образование?

— Я занимался музыкой еще в школе, был солистом в хоре, но меня оттуда выгнали. Их репертуар мне не нравился, это были какие-то совсем уж детские песенки. Только к 18 годам осознал, что музыка — действительно перспективная отрасль. К тому времени я уже успел забросить учебу в колледже, так как все интересные предметы закончились, а потом и вовсе отчислился.

Пытался поступить в Нижегородское музыкальное училище имени М.А. Балакирева на эстрадное отделение гитары, но не получилось. Я часто слышал истории, что условного Лучано Паваротти не взяли в консерваторию. И ведь на самом деле все зависит вовсе не от таланта, а от усердной работы. Я сдал сольфеджио на сто из ста. А вот программу осилить не смог, потому что начал готовиться за три дня, хотя многие ее учат целый год.

После такого фиаско мы с другом отправились в большое путешествие. Объездили всю континентальную Европу. Уже один, я какое-то время жил в Англии, а позже и в США. Поездка помогла мне вырасти как музыканту, так как на западе уровень музыки выше.

Урок через Skype

Как ты пришел к тому, что начал обучать музыке?

Это не было спонтанным решением, типа «я все умею и сейчас буду показывать, как надо делать». Я постепенно учился и делился этим в интернете. К сожалению, отечественный образовательный музыкальный контент не блещет качеством, очень много лишних усложнений, без которых все можно уложить в две минуты. Поэтому, когда я изучал новые «фишки», сразу же записывал об этом видео на YouTube. Получилось такое «реалити-шоу», где парень обучается играть, петь и делится опытом с другими.

Вскоре люди начали задавать вопросы о музыке. Вначале отвечал им в «личке», чатах. Вопросы росли по количеству и качеству. Я стал предлагать личные встречи либо через Skype. А вскоре такие консультации превратились в 3-4 полноценных занятия в день. Получилась настоящая работа. Я начал брать деньги, чтобы отсеять людей. Ценник был 200 рублей в час. Потихоньку понял, что на этом можно зарабатывать и выстроить целую систему. Поднимал цены, когда учеников становилось слишком много, чтобы сократить их количество. Для бизнеса это неправильно. В идеальном раскладе нужно нанимать педагогов, постоянно расширяться, но мне это было не интересно.

Джон, помимо карьеры музыканта и роли наставника, ты недавно начал заниматься продюсированием. Как ты можешь оценить местную музыкальную индустрию?

— Индустрия продюсирования в России не развита, а большинство артистов не готово. Очень мало людей, которые приходят с уже готовым материалом, сведенным, но плохо спродюсированным. В основном, у местных музыкантов очень хорошая «искра», однако ужасная запись. А люди не экстрасенсы, им нужно давать готовый музыкальный продукт. Крупные продюсеры или лейблы, например, Максим Фадеев, Газгольдер, даже слушать не будут, если им прислать запись «на диктофон».

Продюсеров, именно продюсеров, в России практически нет. Я видел, как это работает на Западе. Там эта система очень круто выстроена. А у нас все по-другому. Люди думают, что продюсер — это человек, который швыряет в музыканта деньгами. На самом деле, артист платит продюсеру либо последний берет большие проценты за работу.

А еще здесь мало людей, кто действительно разбирается в музыке, тех, кто помогает начинающим артистам записывать, сводить материал. Продюсер, в моем понимании, сидит вместе с музыкантами в студии и двигает «нотки».

А что насчет музыкантов?

— Музыканты сами по себе в России хорошие. Я часто вижу ребят с интересными идеями, кто выше меня по уровню исполнения, но ниже по узнаваемости из-за неумения подавать материал.

И как его правильно подать?

Для этого существует продюсер. Его задача из наброска сделать песню. Например, музыкант мне присылает диктофонную запись с очень хорошей музыкой, но если он сам начнет ее развивать, то рискует превратить ее в «колхоз». Вставит не ту бочку, не те барабаны, и все будет плохо звучать.

Получается, ты занимаешься тем, что придаешь нужное звучание песне?

Да. Я занимаюсь саунд-дизайном, дорабатываю композиции. У меня есть знакомые среди отличных музыкантов и звукорежиссеров. Они помогают при записи музыки начинающих артистов. Моя задача заключается в том, чтобы направить новичков во время репетиций. Я собираю и записываю материал вместе с ними, помогаю его хорошо свести. К сожалению, обычно у нас продюсеры этим не занимаются, а только считают деньги.

Есть ли какие-то особенности у наших музыкантов, по которым можно точно сказать, что эта группа из России?

— Да! Есть группа «Аффинаж», они — показатель русской музыки. Их песни отлично записаны, немного с западным звучанием, но в них все равно слышен «двор» (в хорошем смысле). Если даже песня на английском и нет русского акцента, все равно слышна Россия. Это прикольно. Многие пытаются от этого избавиться, как и я, когда жил на Западе.

На самом деле, подобная отечественная уникальность — это очень здорово. Например, Little Big, Gogol Bordello или The Hatters с ужасным русским акцентом (по правде говоря, только наши соотечественники считают его ужасным) выступают в Европе, и иностранцам это интересно.

А есть те, кого можно выделить из нижегородской сцены, этакие местные самородки?

— В Нижнем, на самом деле, есть уйма хороших музыкантов. Выделить кого-то очень сложно. Ребята, которых я сейчас продюсирую, — Emberlights — мне нравятся. Правда, они москвичи.

Животрепещущий вопрос: как выжить музыканту в Нижнем Новгороде?

— Преподавать музыку. Быть сессионным музыкантом. Открыть свою репетиционную точку. Многие идут работать техниками на концертах. Это, кстати, очень полезно — появляется понимание, что и как работает, а в довесок можно пообщаться с крутыми музыкантами.

Музыкой в чистом виде заработать очень сложно, особенно в Нижнем Новгороде. Если кто-то сможет, то я буду аплодировать стоя. У нас, к сожалению, практически нет спроса на авторскую музыку.

А как же выступления?

— Это очень сложно — постоянно собирать клуб, особенно, если ты — малоизвестный нижегородский музыкант. Поэтому сейчас все «лезут» в интернет, YouTube. Популярность в сети — некая «страховка» от пустого зала, чтобы не задолжать клубу денег.

Моих знакомых музыкантов интересует вопрос соотношения техники и содержания музыки.

— Это очень старый вопрос о соотношении техники и души, и что из этого важнее. Песня может понравиться слушателю, даже если не хватает техники, но в нее вложено много творчества. Душа очень важна для музыки, но нужно суметь ее грамотно исполнить. А тут никуда без мастерства. Хотя, люди сентиментальны. Легко заработать на сироте, который поет слезливую песню о маме.

Это мне напоминает женщину на Покровке, которая с детьми выступает.

— Да! По-моему, она — гениальный бизнесмен. Если бы у меня не было совести, я бы таких детей через каждые 300 метров поставил.

Напоследок, что бы ты мог посоветовать начинающим музыкантам?

— Идти на завод! Правда, музыкой надо заниматься, если очень «свербит в одном месте». Без этого лучше даже не начинать, иначе закончится все плачевно. Еще нужно иметь финансовую «подушку», желательно музыкальную: преподавать, быть сессионным музыкантом. Если работать в офисе 5 через 2, то творить будет очень сложно. Трудно создавать что-то авторское, если само окружение старается вогнать в рутину. А самое главное — всегда побеждает деятельный. Никогда не станешь великим музыкантом, лежа на диване, даже несмотря на имеющийся талант.

БЕСЕДОВАЛ НИКИТА ЕФИМОВ

ФОТОГРАФИИ ЯНЫ ЗЕЛЕНЬ

комментарии

Новые события нижнего новгорода