«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о российском интернете» — как он в стране оказался под колпаком?

#Россия
13 февраля 2018. 15:50
Егор Тимошенко

В период своего массового распространения по России интернет фактически не регулировался законодательно и ассоциировался со свободой слова. С ростом скоростей увеличивался и объём обмена информацией — мы начали скачивать фильмы, целые сезоны сериалов и пакеты программ. Теперь ситуация меняется. Попытаемся разобраться, что происходило в последнее время и куда «катится» наше информационное пространство.

Большая прополка детских умов

Первоначально интернет-пространство регулировалось общими актами об информации, которые распространялись и на обычные СМИ. Отдельно оговаривалась только техническая сторона стандартов связи и т.д., затронутая в соответствующих федеральных законах.

Существенно мешает рядовым пользователям из них, как ни странно, только закон об авторском праве, из-за которого исчезают аудио в соцсетях и блокируются торрент-ресурсы. До недавнего времени эти запреты можно было достаточно легко обойти, большинство способов основаны на использовании прокси, особенно в виде расширений в браузере или шифрования соединения — например, программа «Tor».

Картинки по запросу сеть интернет

Серьёзно за всемирную паутину в России взялись в 2012 году, когда власти обнаружили, что именно интернет представляет смертельную опасность для психики маленького гражданина.

Вышел «Закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», и после внесения поправок, которые касались непосредственно интернета, начались массовые блокировки сайтов, содержащих такую информацию, при этом в число заблокированных ресурсов попали даже отдельные статьи «Википедии».

Ужесточение возрастного ценза дало, во-первых, вызвавшую резонанс забастовку русскоязычной «Википедии», во-вторых, создание Единого реестра запрещённых сайтов (в рамках Федерального закона 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации») и, в-третьих, право блокировки не только страниц, но и целых сайтов с «противоправной информацией», кроме того, подняло шум вокруг неправильного в своей сути понятия «ЛГБТ-пропаганда» и создало огромное количество проблем.

Картинки по запросу реестра запрещённых сайтов

Какой бы здравой ни казалась идея найти «вредную информацию», на практике сложилась достаточно забавная ситуация, когда после блокировки известных ресурсов («Луркоморья», «Либрусек» или «RuTracker.org») и их последующих триумфальных возвращений к пользователям в реестр попадали то «Вконтакте», то «Пикабу». Именно в это время широкий круг лиц узнал фамилии господина Милонова и госпожи Мизулиной , а также отдающее «Звёздными войнами» название «Лига безопасного интернета».

Этот же год можно считать началом включения интернета в систему правосудия — количество приговоров пользователям перевалило за 100 и продолжало расти, на политическую арену начали выходить интернет-активисты.

В мае 2016 года «Новая газета» выпустила материал о том, что в закрытых сообществах планомерно доводят детей до суицида, с подробным описанием алгоритма этих действий. Само название статьи быстро стало крылатым выражением — «группы смерти». Сообщение породило массовую истерию и слухи о целых сектах, в свою очередь, СМИ и пользователи «Вконтакте» обвинили «Новую газету» в неверной подаче ситуаций и непрофессионализме.

Пока стороны спорили, из-за чего совершают самоубийства школьники, ввели уголовную ответственность за создание «групп смерти». В целом общественность и к статье, и к ситуации отнеслась негативно, видя в этом повод к ужесточению цензуры.

Картинки по запросу группы смерти

Экстремизм против блогеров

На спасении неокрепших умов от вредной информации предприимчивые законодатели не остановились. С 2013 года популярным становится слово «экстремизм», ставшее ярлыком после так называемого «закона Лугового» (Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“»).

Этот акт позволяет Генпрокуратуре без суда вносить сайт с призывом к массовым беспорядкам и «другой экстремистской информацией» в реестр запрещённых. Что интересно, вскоре оказались заблокированными оппозиционные сайты и несколько крупных интернет-СМИ — «Грани.ру».

В 2014 году, на волне множества предложений по регулировке интернета, принимается следующая поправка — «Закон о блогерах», предписывающий авторам интернет-ресурсов с аудиторией более 3000 человек в сутки регистрироваться в Роскомнадзоре и соблюдать требования к своему контенту, что вызвало волну возмущения в частности из-за того, что к блогу приравнивалась даже страница в соцсети.

Кстати, отмена этой поправки 29 июля 2017 года прошла тихо и незаметно. Полномочия по блокировке получила также и Федеральная налоговая служба.

Картинки по запросу БЛОГЕРЫ

«Пакет Яровой», «Telegram» — что дальше?

Настоящая цензура развернулась уже в 2015 году, когда появилась отчётность по блокировке сайтов, при этом основную роль играло количество, а не качество контента или его потенциальная опасность для общества. В это же время происходит «вечная» блокировка торрент-ресурсов, что RuTracker.org отметил конкурсом на лучший логотип. Росло число уголовных приговоров пользователям — с трёх десятков в 2009 году до двухсот в 2015, по ежегодным отчётам Meduza.io, а к административной ответственности было привлечено более пяти тысяч человек.

Год спустя внимание общественности снова обращено на интернет — каждый пользователь обсуждал пресловутый «Пакет Яровой» (Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О противодействии терроризму“») с его размытыми формулировками. При этом базы, предполагаемые по этим поправкам, лишь хранят информацию, пока человек не нарушит закон, его отправленные картинки с котиками никого не волнуют. Правда, такие базы будут уязвимы, а на шифрование закон накладывает ограничения и всячески пытается с этим самым шифрованием бороться, оставив монополию на это себе.

Картинки по запросу ПАКЕТ ЯРОВОЙ

Самым известным примером служит ситуация вокруг Telegram, когда в июне 2017 года Павлу Дурову направили публичное требование предоставить доступ к данным компании для внесения мессенджера в Реестр распространителей информации, при этом ФСБ официально заявило, что террористы использовали Telegram для подготовки взрыва в Санкт-Петербурге.

Если в мае Дуров отказался предоставить информацию, то в конце июня он всё же согласился предоставить её, уточнив, правда, что она и так находится в свободном доступе. Мессенджер принудительно внесли в Реестр, а в конце сентября Дуров заявил о новом требовании ФСБ предоставить информацию для декодирования сообщений.

Картинки по запросу telegram дуров

Вместе с тем тот же 2016 год подарил пользователям дела, так или иначе связанные и с сетью, и с так новыми законами (например, «Об оскорблении чувств верующих» и закон «Об экстремизме»). Вместе с преследованиями различного рода активистов на основе их деятельности в соцсетях самый большой резонанс получили окончившееся только в июне 2017 года дело Руслана Соколовского и дело Евгении Чудновец (оба дела достаточно спорны, но интернет и вышеупомянутые законы играют в них не последнюю роль), а также десятки более мелких разбирательств с журналистами, активистами или блогерами.

Похожее изображение

Анонимусам — бой!

В 2017 году регулирование интернета вернулось от оскорблений чувств верующих и экстремизма к борьбе против анонимности и шифрования  — правительство хотело вести регистрацию по паспорту (то есть с 14 лет) и только один аккаунт на одного человека, но пока этот проект не одобрен. Зато прошли все инстанции другие законопроекты — об идентификации в мессенджерах по абонентскому номеру (и без согласия пользователя!) вступил в силу  1 января 2018 года, а закон о запрете VPN действует уже с 1 ноября 2017 года.

Это значит, что обхода блокировки через VPN теперь недостаточно — ресурс, через который пользователь ищет что-то, не угодившее Роскомнадзору, тоже заблокируют. Даже через сторонние анонимайзеры или VPN россияне больше не смогут просматривать заблокированные страницы, а ссылки на запрещённые сайты не будут показываться в поиске.

В итоге с января 2018 года — никаких переписок в Whats App, если ты не зарегистрирован «в соответствии с законодательством». В итоге владельцам мессенджеров придётся работать только с идентифицированными пользователями, сотрудничать с органами власти и искоренять злобных анонимов. При этом среди требований есть и право власти ограничивать доступ к сообщениям.

Картинки по запросу анонимус

29 сентября проект дополнили и доработали — теперь идентифицировать человека можно даже без его согласия по абонентскому номеру. Не поможет и смена сим-карты — о расторжении договора сотовый оператор теперь обязан уведомлять за сутки.

С 1 октября также вступил в силу закон о блокировке «зеркал» пиратских сайтов, началась разработка проекта о блокировке сайтов за призыв к несанкционированным митингам. Формулировки определений и пиратского сайта, и «зеркала» настолько размытые, что, скорее всего, этот закон является всего лишь началом целого пакета актов «для защиты правообладателей».

Блогеры против «волшебников»

Громкие дела вокруг блогеров в последние несколько лет набирают масштаб и используются как аргумент для интернет-цензуры. Показательным примером может служить завершившееся в этом году дело Соколовского, в котором мелькало и оскорбление чувств верующих, и опять же борьба с экстремизмом.
Телевидение взорвалось репортажами о психических заболеваниях блогера и вреде покемонов/соцсетей/YouTube (каждый выбирал то, что хотел), а в интернете развернулась компания за отмену уголовного преследования за оскорбление чувств верующих. В итоге Соколовский получил условный срок, а пользователи интернета обнаружили, что над блогосферой нависает Роскомнадзор.

Снова широкие массы заговорили о YouTube и необходимости его контролировать после разбирательства между владельцем банка «Tinkoff» и блогерами с канала «Nemagia». Здесь тут же всплыли готовящиеся законопроекты о регулировке YouTube, цензуре видео и так далее.

Картинки по запросу немагия и тиньков

Новость быстро разлетелась по сети, и уже 1 октября в Москве возле офиса Google прошёл митинг против цензуры в интернете и на YouTube в частности и прошёл по стандартному сценарию — часть задержали, часть разогнали.

Участники акции писали о представителях проправительственных групп, правда, их задержали тоже. Митинг прошёл в рамках акции «Отстоим YouTube», а основными требованиями являлись смена руководства в Росси и перенос офиса в Эстонию. Главным требованием было расследование ситуации со стороны головного офиса Google.

Увертюра 2018 года

Неповоротливая и громоздкая бюрократическая машина прочно пустила корни в сеть, делая её удобнее для себя и запутаннее для пользователей, ссылаясь на авторское право и безопасность.

Остаётся только вопрос, насколько далеко зайдёт «регулирование» сети и «борьба с нежелательными элементами» и сколько от этого потеряют рядовые пользователи. Главное, аккуратнее репостить смешные картинки.

АННА ГРЕБЕННИКОВА 

комментарии

Новые события нижнего новгорода