Нетуристический город: маршрут, которого нет в путеводителях

#Город
9 апреля 2018. 17:52

Улицы даже с богатой историей часто доживают свой век в неизвестности. Центр интеллектуальной жизни Нижнего сегодня «зарос» офисными зданиями и ВУЗами и уже не интересует ни самих жителей, ни туристов. Тем не менее этот маршрут может показать не тот «вылизанный», парадный Нижний, который красуется на всех туристических открытках и где всегда полно гостей города. Если вы готовы к прогулке, которой нет в путеводителях, то вперёд!

Наш путь начинается от границы города XVII века за парком им. Свердлова (бывший архиерейский сад) — здесь сохранился фрагмент земляного вала. За ним начинается одна из старейших улиц города — Большая Печёрская, когда-то выходившая на Казанский тракт. Количество исторических и архитектурных памятников в этом месте могло бы превратить его в популярный туристический маршрут, однако этого не произошло — и в хорошем состоянии находится буквально пара зданий.

В начале улицы по левой стороне — Речное училище, большинство помещений которого относится к XIX веку. На этом же месте когда-то находился первый в городе театр, а к комплексу строений принадлежит бывший «духовный приют» и дом А.А. Пахомова. Напротив училища стоит дом прошлого века с осыпающейся штукатуркой, из-под которой виднеются кирпичи, и почерневшим балконом. Начало многообещающее — на длинной Печёрке таких домов будет много, что особенно выделяется на фоне новостроек второго ряда.

К слову, на пересечении Большой Печёрской и Нестерова есть интересное сочетание старого и нового — бизнес-центр «Нестерова-9», оба корпуса которого — тоже бывшие усадьбы, однако они отреставрированы и смотрятся органично с тёмным девятиэтажным зданием поблизости. С учётом большого количества офисных строений на улице можно было бы взять этот пример как ориентир.

Любоваться архитектурой, впрочем, долго не приходится — дальше встречается уже разваливающийся дом из комплекса усадеб Башкирова: если дом № 11 был отреставрирован, то фасад следующего, бывшего доходного дома, просто забит досками ещё лет шестьдесят назад и с тех пор медленно разваливается. Ограда между зданиями-близнецами номер 11 и 13 наполовину разрушена, наполовину заклеена рекламными объявлениями. Та же судьба ждёт дом № 15, уже покрытый трещинами. Во двор за этими домами при такой погоде, как сейчас, лучше вообще не заходить.

На левой стороне уже много лет стоит заброшенный дом № 12, не так давно уже по классике закрытый щитами, за которыми можно разглядеть арт-объекты — работы нижегородских художников. Действительно, иногда, чтобы увидеть искусство, приходится заглядывать в щель в синем заборе. Дальше стоит ещё несколько заколоченных домов, которые прятать за рекламой не стали.

Далее мы проходим мимо дома № 16, где жили после возвращения из ссылки декабрист И. А. Анненков и Полина Гебль, о чём напоминают массивная табличка и совершенное отсутствие даже косметического ремонта. Трещины на стенах заботливо замазали раствором, а рассыпанные кирпичи с углов здания, видимо, должны создавать ощущение старины.

Центром общественной жизни в XIX веке был дом № 25, в котором располагалась Удельная контора — а ей в 1850-х годах управлял В.И. Даль. Теперь дом принадлежит ВУЗам города, поэтому и выглядит соответственно — представительно, с памятными досками, со вкусом отреставрированный. Комплекс усадьб Башкировых на пересечении с Семашко находится не в таком выгодном положении — главный дом (№ 20) хоть и покрашен, но достаточно безвкусно, а здание конюшен по традиции кое-как обмазали штукатуркой.

На Большой Печёрской остались два памятника, связанные с судебной системой. Дом № 28а — так называемый арестный дом, где жили мелкие преступники, которых не считали опасными — по сути, обычная практика для крупных губернских городов. Когда-то там же находилась небольшая церковь, а жильцы привлекались к общественным работам. В советское время здание просто переквалифицировали в жилое. Чуть дальше расположен «Дом политкаторжан», построенный в 1930-х годах на деньги бывших ссыльных ещё царского времени. Слава у дома тоже дурная— многие жильцы были репрессированы при советской власти.

Большая Печёрская в целом — улица одного фасада: достаточно заглянуть в пространство между домами, чтобы переместиться во времени лет на пятьдесят из центра города в посёлок, затерянный в глубинке.

Грязь, горы снега, дома с заколоченными окнами и тусклыми лампочками у подъездов только подчёркивают атмосферу «той самой эстетики». Может, именно поэтому на Большой Печёрской много арт-объектов.

Возле площади Сенной ещё сохранились деревянные дома, украшенные ажурной резьбой — № 35, 41, 41а, 47 и 61. Если первый из них снабжён памятной табличкой и поддерживается в удовлетворительном состоянии, то остальные могут «рассчитывать» только на усилия и сознательность жильцов. Но пока картина довольно прозаична: арочные окна запылились, сени и пристройки покосились, а новые пластиковые пакеты выглядят инородными.

После площади Сенной на улицу можно смотреть исключительно как на пример того, до какой степени можно запустить центр города. Дома почти полностью закрыты либо многочисленными вывесками, либо синим забором, как, например, деревянные постройки номер 54 и 56 на углу Сенной (а вот мансарду на доме 56 так и оставили нависать над улицей), а от некоторых остался только сгнивший или сгоревший деревянный остов.

На перекрёстке с улицей Сеченова находится дом № 89, неоднократно горевший, на котором красуется надпись «Дайте жилье!». Между домами — сгнившие сараи и горы мусора, деревянный дом 76 тоже сгорел, но никак не огорожен. И на заднем фоне посреди всего этого великолепия красуется новый жилой комплекс и шпиль мечети.

Переплыв лужи на тротуарах, мы проходим обратно по Сенной и сворачиваем через Трудовую на Ульянова (бывшую Тихоновскую), тоже с многочисленными домами эпохи модерна или неоклассицизма. С именами известных людей здесь связаны дом № 8, где работал Карамзин (подробнее о его печальной истории можно прочесть в статье), и № 42 — дом, где родился П. И. Мельников-Печёрский.

На этой улице сохранилась и деревянная архитектура, и в целом летом и осенью Ульянова выглядит приятно — увитые виноградом остатки кирпичных заборов, сплошной ряд зданий, уютные дворы и деревянные дома с окнами в русском стиле. Однако ранней весной тротуары совершенно непроходимы, балконы домов, кажется, вот-вот рухнут, а нагромождение гаражей не скрывает забитые досками развалины. Да и дворы выглядят не так привлекательно — залитые водой и забросанные мусором.

И вот мы возвращаемся, проходя мимо архиерейского сада и здания Крестьянского банка (ныне Дворец детского творчества), к исходной точке у остатков крепостного вала. На протяжении всего пути главным нашим спутником был город, какой он есть — с синим забором, аляповатыми вывесками, интересными работами уличных художников, неухоженными дворами и пыльными окнами исторических зданий. Если хочется пройтись по улицам, где исторические памятники соседствуют с атмосферой разрушения и пустоты,— Большая Печёрская и её окрестности прекрасно подойдут.

ТЕКСТ И ФОТО АННА ГРЕБЕННИКОВА

комментарии

Новые события нижнего новгорода