О взаимодействии музыки и человека: интервью с Taya Mala

#Люди
21 ноября 2018. 09:56

Зачем джаз и хип-хоп русской культуре, как осмелиться в 18 уехать в Америку и когда наступает время для импровизации – об этом и о многом другом в нашем интервью с Taya Mala.

Привет, Настя! После окончания Berklee College of Music в одном из интервью ты рассказала о высоком уровне преподавания и индивидуальном подходе к каждому студенту американского колледжа в отличие от российских музыкальных школ. Но, может быть, разница именно в атмосфере твоего родного города, где у тебя и друзья, и родные?

Привет! Нет. Точно нет. Когда человек просто идёт учиться, не связывая учебное заведение со своим будущим, для него могут быть основополагающими факторами родные места, там, где комфортно, привычно, уютно, где друзья. Но когда занимаешься любимым делом, присутствует доля фанатизма.

У меня этой фанатичной любовью была музыка и особенно вокал. И такие вещи, как комфорт, «своя» атмосфера – не имели значения. Этот колледж был моей мечтой, а тут уже всё остальное неважно.

Как твои родители отнеслись к этой мечте?

Сейчас мама в шутку говорит, что она ни за что бы не отправила меня в 18 лет в Штаты, и не понимает, как вообще тогда согласилась.

У меня периодически появляются мысли, что ехать учиться в Америку нужно было в более взрослом возрасте, в более осознанном. Однако, тут две стороны медали. В 18 лет я была более смелой и такие вещи, как родной дом, своя подушка – на всё это было пофиг. Сейчас же я больше привязана к комфорту и домашнему уюту. Это некое желание стабильности. Но поучиться бы съездила ещё, просто придётся брать свою подушку.

Когда ты училась в Berklee, какие у тебя были планы после окончания колледжа?

Меня многие спрашивают, почему я не осталась в Америке. Живя в Бостоне, я была уверена, что после окончания поеду или в Москву, или в Питер, причём в северную столицу хотелось гораздо больше, так как на тот момент там находилось много хороших знакомых. Я знала, что в Питере крутая музыкальная среда, и я хотела в ней «повариться», чтобы ещё больше вырасти, научиться многому. В Америку мне хотелось просто в гости приезжать. Еду с 2015 года все никак не доеду.

Как американская культура повлияла на тебя?

Начнём с того, что я очень люблю Америку. До того, как поехать учиться, я уже слушала jazz, hip-hop, r`n`b, – вся эта музыка была рождена там, и я ехала в Штаты с круглыми глазами, чтобы просто смотреть на людей, которые этой музыкой занимаются и учиться у них. У меня всё пребывание в Штатах пропитано музыкой. Каждый день был как кино: я много выдумывала и фантазировала с отборным музлишком в наушниках. Я очень много ходила на концерты. Кого только не видела: от Madliba до Dianne Reeves.

В России ты не получаешь такого заряда?

Здесь он абсолютно другой. Москва, так или иначе, выматывает своим постоянным движением. Я понимаю людей, которые там живут по полгода, а на оставшиеся полгода уезжают в места поспокойнее.

«Джаз, хип-хоп, являясь частью афроамериканской культуры, объединяет в себе посыл о семье, о доме, о любви. И это умная музыка; в ней есть свобода, индивидуальность, интеллектуальность. Эта музыка со своей культурой и историей оказывает огромное влияние на всех и всё, в том числе и на образованность будущего поколения. Именно этого не хватает российской музыкальной индустрии»

Как твой молодой человек относится к твоему творчеству?

Он сам занимается искусством. Поэтому понимает и поддерживает меня.

Что нового от тебя ждать, какие планы?

Записать пару легендарных альбомчиков посерьёзнее хотелось бы. C видосами, цепями и тачками. Шучу. К апрелю что-то появится точно.
У меня есть один альбом с группой из Самары, он в духе r`n`b, над которым мы долго работали. И альбом «Хип-хоп Мама». Он на русском языке, в нём много импровизации, шуток и спонтанности, зато он ламповый, искренний и голый.

Меня поразило, когда на ИЛИ-ФЕСТ ты пришла ровно по часам, без  подготовки и саундчека вышла на сцену и бомбически исполнила. Ты сразу задала какую-то лёгкость вечеру.

На самом деле, даже когда я выступаю просто под бит, я всё равно переживаю. Но я допускаю, что можно импровизировать, что есть шаги влево и вправо, ибо бит не поменяется. А когда выступаю с бэндом, то отношусь несомненно серьёзнее, поскольку существует чётко заданная линия, которой было бы неплохо следовать, только в данном случае нас уже 4 импровизатора.

Сиюминутное сочинение песни ты считаешь более успешным вариантом или же долгая кропотливая работа приводит к лучшему результату?

Мне очень импонирует сказанное на эту тему моей подругой в одном из интервью. Были такие ситуации, когда долго что-то слушаешь, анализируешь, вынашиваешь мысль, ищешь какие-то формы, напеваешь по строчке, а потом садишься и за раз пишешь песню.

Я последнюю песню дописала за час до концерта и мне кажется, что это моя самая серьезная на сегодняшний день песня, очень личная.

Но всё же зависит от настроения. Иногда я просто включаю бит, скачу в футболке, танцую как Скулбой, и – оп! песня появилась. Такой дико кайфовый процесс. Небрежненько-грувовый. А есть и долгие работы – иногда песни лежат по полгода, ждут своей очереди.

А есть ли в музыкальном мире человек, на которого ты равняешься?

Скорее вдохновляюсь. Хочется самой сделать крутое и индивидуальное. Хотя я такими артистами вдохновляюсь, что дай бог сделать хоть что-то чуть-чуть похожее.

Твои любимые исполнители?

Надо мной постоянно смеются, когда я с периодичностью раз в неделю говорю, что вот это моя любимая песня. У меня правда, что не песня, то – любимая. Исполнители постоянно меняются, но есть и костяк любимых музыкантов. Очень нравятся Эрика Баду, Джилл Скотт, Kendrick Lamar, Mac Miller, Lizz Wright, J COLE, Schoolboy Q.

Я не из тех людей, которые говорят «вот, была старая школа…». Не важно, старая или новая, главное, чтобы ШКОЛА.

                                                                                                           АНТОН КАЛИНИН

ФОТО: Личный архив Taya Mala

 

комментарии

Новые события нижнего новгорода