По ту сторону науки. Что происходит в самом загадочном мире?

#Люди
8 февраля 2018. 21:10

8 февраля — День российской науки. Мы еще со школы знаем о великих ученых — наших соотечественниках: от Михаила Васильевича Ломоносова до Игоря Васильевича Курчатова и Петра Леонидовича Капицы. Однако о том, чем живет российская наука сегодня, имеют представление немногие.

Мы поговорили с молодыми людьми, от которых зависит её будущее: студентами, аспирантами и молодыми учеными нашего города. Они рассказали о своих исследованиях, трудностях и о том, что, по их мнению, необходимо преуспевающему исследователю. Своим взглядом на перспективы развития российской науки с нами поделился организатор научного фестиваля «ФеНИсТ» — Юрий Баевский.

Юлия Золотко, аспирант-нейрофизиолог

О своей деятельности. Я психофизиолог. Моя задача — объективизировать психологические процессы и явления с физиологической точки зрения.
Самый простой пример для понимания — детектор лжи. Используя физиологические параметры, специалист делает заключение: лгал человек или нет. Моя же тема — излечение от наркотической зависимости, точнее — поиск какого-то объективного маркера, говорящего об успешности этого процесса.

О науке сегодня. Сложно ответить однозначно, насколько успешна современная наука, учитывая, как много разных областей она включает в себя. Где-то ситуация складывается лучше, где-то хуже. Специалисты в области естественных наук чаще в выигрыше: результаты их труда «можно потрогать». Речь как раз о той самой объективизации, которой не хватает гуманитариям.

У психофизиологии, в принципе, тоже всё хорошо. Есть несколько успешных профессоров, которые не сдают позиций, подтягивая за собой ими же воспитанную молодежь. В большинстве своём они, конечно, работают в Москве и Питере. Кроме того, уже наступило время науки о мозге во всех проявлениях. Думаю, дальше будет ещё лучше. Эти 1,2-1,5 кг серо-белого вещества захватили сознание многих учёных.

О трудностях и перспективах. Порой у меня не хватает навыков и понимания, как осуществить задуманное. Наука — это работа, вобравшая в себя много аспектов, в том числе и самопродвижение. Ты можешь быть гениален, но без поддержки научных руководителей и собственной активности останешься неизвестным, а соответственно — ненужным.

Существует масса форумов, конференций, сообществ. Да, они порой не в твоём городе. Порой вообще за границей, но, если ты действительно хочешь расти, это все не помеха. Редко что-то падает с неба, надо трудиться. Так что шансы у всех варьируются в пределах собственных усилий.

О будущем российской науки. Не хочется быть ни оптимисткой, ни пессимисткой. Думаю, с наукой дела будут обстоять так же, как и со всем остальным в России. Если в других областях не произойдёт резкий скачок или упадок, то и в науке внезапных изменений не ожидается.

Наука не развивается отдельно от жизни. Страна — единый организм. И сейчас он не особо заинтересован в достижении прогресса уровня Европы. Когда люди думают, как прожить на 10 тысяч рублей, им не до сверх высоких технологий.

Александр Пономаренко, программист

О своей деятельности. Я занимаюсь алгоритмами, сетями, дискретной оптимизацией, обработкой сигнала и машинным обучением немного. Вот вы хотите грузы по магазинам развезти и затратить как можно меньше топлива и времени. Для этого решается задача дискретной оптимизации, придумывается алгоритм. Или производство спланировать надо, чтобы простоя станков не было или тому подобное. А уж о машинном обучении сейчас на каждом шагу говорят, как мне кажется.

О науке сегодня. Мне кажется, что идёт «выздоровление». Про науку в целом не могу говорить, но в «компьютерных» областях вроде бы дела обстоят неплохо. Вон ребята сейчас наши регулярно всякие конкурсы по машинному обучению выигрывают. «Яндекс» Алису сделал. Хорошая инициатива была — международные лаборатории. Довольно много таких открыли несколько лет назад. Но, наверное, всё равно для сильной науки нужна и сильная экономика, чтобы была возможность привлечь много людей. И тут нам тяжело тягаться со всем миром.

О трудностях и перспективах. У молодых специалистов много шансов, потому что они молодые и сильные! Если они получили хорошее образование и им интересна та или иная область исследований, то это здорово! Но вообще, сейчас так система устроена, что наукой идут заниматься фанаты. Поскольку, если у тебя голова соображает, то проще получить хорошую зарплату в индустрии. И кажется, что у тебя там будет больше стабильности.

О будущем российской науки. Мне кажется, что у нас есть хороший потенциал в робототехнике. Сам механизм с датчиками и манипуляторами не сложно собрать, а вот запрограммировать их, заложить в них самоокупающиеся модели, сделать так, чтобы они хорошо работали в условиях неопределённости, — это сложно. А у нас это может получиться! Если все бизнесменами не станут.

Думаю, что важно культивировать общие ценности. Кем станут дети, если им показывать только фильмы про бандитов, аферистов или предпринимателей, где у героев главная цель — получить мешок денег. А молодые ребята смотрят, кому девушки предпочтение отдают, теми они и становятся. Так что всё зависит от вас! Будете любить учёных, их станет больше.

Мария Глявина, магистрант-биолог

О своей деятельности. Сейчас я заканчиваю второй курс магистратуры Института Биологии и Биомедицины на кафедре нейротехнологий. Я занимаюсь доклиническим исследованием препарата для лечения ишемии головного мозга. Мы моделируем ее на мышах, а для того, чтобы оценить, как работает препарат, проводим поведенческие тесты: проверяем двигательную активность животных, их способность запоминать и обучаться. А еще в головном мозге у меня есть любимая клетка — микроглия. Она очень неоднозначно себя ведет при нарушениях в работе органа, и для того, чтобы разобраться в ее «намерениях», проводится иммуногистохимическое окрашивание срезов мозга, а затем по флуоресцентным изображениям делаются выводы.

О трудностях и перспективах. Для меня сейчас пробиться в науке, найти в ней свое место означает именно сделать что-то новое и важное, например, разобраться в каком-либо молекулярном механизме, который до моего исследования оставался загадкой. Конечно, есть трудности. Например, проблема оплаты труда. Но пока ты студент, есть возможность участвовать в стипендиальных конкурсах. А остальные препятствия скорее частные. И я бы не стала отдельным пунктом ставить возможности молодых ученных именно в России.

В прошлом году я проходила стажировку в Германии в интернациональной лаборатории, где мы смогли пообщаться с молодыми исследователями из разных стран. Все сталкиваются с разными сложностями. И везде «пробиваться» трудно, в любом месте требуется трудолюбие, упорство и стрессоустойчивость. Необходимо постоянно учиться, осваивать новые методы, совершенствоваться, что замечательно: именно это не дает работе превратиться в рутину.

О будущем российской науки. Я с оптимизмом смотрю в будущее, верю, что прогресс в России возможен. Но в современном мире нельзя работать в одиночку. Наиболее интересные открытия происходят в смежных областях, например, в биофизике или биохимии. Нужна именно командная работа людей с широкими научными интересами, разными идеями. Тогда маленькие открытия в отдельных лабораториях смогут вырасти в большой научный прорыв.

Иван Оладышкин, аспирант-физик

О своей деятельности. Сейчас я заканчиваю 4-летнюю аспирантуру ИПФ РАН, моя специальность — взаимодействие интенсивного лазерного излучения с веществом. Сам я занимаюсь теорией, при этом достаточно много работаю с экспериментаторами — в нашем институте есть несколько лазерных установок, на которых изучают оптические свойства материалов (например, металлов, полупроводников или графена) на очень коротких временных масштабах. Речь идёт о фемто- и пикосекундах, т.е. миллионных долях от миллиардной или миллионной доли секунды.”

О науке сегодня. Мне кажется, главная особенность сейчас состоит в том, что ситуация очень „пёстрая“: где-то есть наука действительно мирового масштаба, и нормальное финансирование, где-то уровень исследований очень низкий. Не могу говорить за все науки сразу, но, что касается физики, в России есть сильные научные школы и сильные университеты.

Остаётся проблема нестабильного финансирования, когда ежегодно нужно ждать решения конкурсных комиссий по грантам, есть вероятность не получить денег на исследования. С этим же связана и перегрузка бумажной работой, поскольку по каждому, даже небольшому, гранту или стипендии требуется писать довольно объёмные отчёты.

О трудностях и перспективах. Пока ты — молодой учёный, тебе доступно много самых разных стипендий, программ поддержки, грантов и т.д. Тут важнее найти для себя подходящее направление и попасть в квалифицированную и активно работающую научную группу.

Если сравнивать ситуацию с западными странами, насколько мне это известно, то в России у молодых учёных есть важное преимущество — большая степень самостоятельности. У нас всё-таки рассматривают аспирантов скорее как младших коллег, а не как рабочую силу, которую научный руководитель имеет право использовать для решения своих задач. В целом шансы молодого учёного в России будут сильно зависеть от научной группы, в которую он попал, и в меньшей степени — от его талантов.

О будущем российской науки. На самом деле, наука не делится границами государств, никакой отдельной «российской науки» нет. Весь вопрос в том, какую часть мы сможем положить в общую копилку. Вообще, я плохо умею предсказывать будущее. Могу только надеяться, что в нашей стране живёт много талантливых людей, которые будут представлять значительную часть мирового научного сообщества.

Мария Сафронова, магистрант-физик

О своей деятельности. Сначала я занималась динамикой газового разряда. В магистратуре — лазеро-плазменным взаимодействием в лабораториях ИПФ РАНа на лазерной установке «PEARL». Это одно из уникальных мировых изобретений, на данный момент их всего три. В последний год магистратуры меня пригласили на эксперимент в Париж, где я провела две недели. В другой раз — уже предложили пройти стажировку. Мне понравилось, и я решила подать заявление на стипендию для прохождения магистратуры, но уже в университете «Пьера и Марии Кюри» в Париже. В следующем семестре я собираюсь подавать на программу PhD (примеч. ред. — учёная степень)”

О науке сегодня. Конкретно в Нижнем Новгороде человек, желающий заниматься наукой, страдает из-за низкой заработной платы. Многие вынуждены искать другую работу, чтобы чувствовать себя комфортно. Возможно, это и сказывается на всероссийском уровне: всё меньше и меньше ребят хотят заниматься этим серьёзно. Многие, кто пришёл в науку «по любви», уходят, и я знаю много ребят, переехавших за любимым делом в другую страну, или ушедших в коммерцию. Именно физика у нас в стране развита на хорошем уровне, и в Европе, именно во Франции, она на хорошем счету.

У образования в Нижнем Новгороде есть недостаток: у нас нет связи между различными лабораториями. В Париже нам каждый день присылают различные приглашения на стажировки и работу в других странах, дают возможности подать заявку на стипендию, на PhD. Информация очень хорошо циркулирует и доходит до слушателя, здесь всё прозрачно. В России же, ты не знаешь, в какую лабораторию идти. У нас в принципе нет такого аппарата, который бы занимался помощью молодым ученым. Если я вернусь в Россию, я бы хотела заняться этим вопросом, а также уделить внимание престижу отечественной науки, потому что он всё падает и падает«.

О трудностях и перспективах. Есть лаборатории, которые открыты для студентов. Они готовы их принять, готовы поддерживать. Также есть много лабораторий, которые относятся к студентам с неким снобизмом: требуют много, не желают вкладываться, как-то обучать. Наука всегда ищет как раз молодых учёных, потому что это — тяжёлый умственный труд, требующий хорошего здоровья, возможностей и энтузиазма. Спрос есть везде.

О будущем российской науки. Конечно, мне бы хотелось, чтобы наука стала достоянием народа и интернациональным элементом, то есть, не была привязана к какой-то стране или узкому направлению — ядерному оружию, например. Но, увы, мы все понимаем, что такого не будет, хотя это было бы прекрасно.
Но потенциал у нас хороший. Я надеюсь, что ему смогут дать немного ресурсов и направить в нужное русло.

Юрий Баевский, старший преподаватель ВШЭ, организатор фестиваля «ФеНИсТ»

Развитие науки и фундаментальные открытия непредсказуемы. Долгосрочные прогнозы всегда спекулятивны, и это замечательно. Мы никогда точно не знаем, «что там за поворотом». Но, нам нравится мечтать и строить планы. Планы на будущее. Не важно, сбудутся наши прогнозы или нет. Важен сам факт наличия мечт.

Никто не мог предсказать как сильно теория электромагнитного поля повлияет на нашу жизнь, но вся современная цивилизация выросла из её плодов. Ну-ка отключите электричество на пару часов, а? Или разбейте свой смартфон!

Близкие линейные тренды предсказывать не так сложно. Вот и начнем с них и продолжим по нарастающей.

— Первым я бы поставил выращивание мяса из самовоспроизводящихся клеток животных, без выращивания самих животных. Мы уже вошли в новую сельскохозяйственную революцию. Думаю, в ближайшие 50 лет человечество откажется от развода скота на убой. Вероятно, что уже в этом или в 2019 году на прилавках появится искусcтвенное мясо курицы, а через пару лет — говядина. Уже сейчас в лабораториях выращивают мясо птицы, фуа-гра, говядину, свинину, мясо креветок, яйца, молоко.

— В ближайшие десятилетия квантовые компьютеры изменят не только информационную индустрию, но и правила проведения экспериментов. Человечество создаcт квантовые нейросети, «цифровых квантовых близнецов» для физических явлений. И тут, чем фантастичнее придумаем прогноз, тем вероятнее, что он сбудется.

— Медицина, благодаря новым фундаментальным открытиям в генетике и микробиологии, перейдет на применение индивидуальных вакцин из наших собственных клеток.

— Думаю, мы на пороге фундаментальных открытий, связанных с работой нашей нервной системы. Что мы узнаем и когда — загадка.

— Многие ученые полагают, что за границей Стандартной модели (современной теории взаимодействия элементарных частиц) мы должны обнаружить нечто новое и неожиданное. Существует множество гипотез, что это может быть. Проверкой таких гипотез «за пределами Стандартной модели» занимаются на Большом адронном коллайдере.

— Гравитационная астрономия, нейтринная физика еще подарят нам не одно открытие.
Я не сказал еще про массу направлений, не затронул, например, математику, обработку данных и глобальные сети. А в этих областях происходят и будут происходить фундаментальные изменения. На все просто не хватит времени и моей памяти.

И наконец, откуда никто не ждал, появится то, что мы не представляли и не могли предполагать. Как в слогане нижегородского фестиваля наук искусств и технологий «ФеНИсТ» 2015 года: «Мир устроен проще, но не так как вы думаете!

БЕСЕДОВАЛА АЛЕКСАНДРА ЁЛКИНА 

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВИЛИ АННА ТЕНДИТНАЯ И АЛИСА БИКЧЕНТАЕВА 

комментарии

Новые события нижнего новгорода