Почему новая постановка пьесы Максима Горького “На дне” обязательна к просмотру?

ILI

Кто из окончивших школу не знает пьесу «На дне»? Нет таких. Даже если ленились и не читали, то все равно слышали крылатые выражения: «Человек-это звучит гордо!», «Образование — чепуха, главное – талант», «Шум смерти не помеха» и т. д. Да, это  Горький, наше нижегородское «всё». В Нижегородском театре драмы состоялась премьера спектакля «На дне» в постановке московского режиссёра Валерия Саркисова по пьесе  Максима Горького.

Впервые пьеса увидела свет в 1902 году, а уже в декабре того же года  была поставлена Константином Станиславским на сцене МХТ (прим. ред. – МХАТ с 1919 года). Впоследствии герои ночлежки «разъехались» по стране, и «вышли» в том числе и на подмостки родной, нижегородской земли. С начала века и до 1968 года в Нижегородском театре драмы пьеса находила свое сценическое воплощение четырежды. Нынешний спектакль — пятый.

С момента её создания прошло больше ста лет, и, кажется, всё, что описано в ней, должно морально устареть… однако нет.  Горьковские герои выбираются из школьной хрестоматийности, стряхивают свою литературную забронзовелость и предстают перед зрителем не цельнолитыми памятниками эпохи, пыльными и заплесневелыми, а настоящими живыми людьми, думающими, чувствующими и страдающими.

aGuTQO-Krew

Без прописки

Мягко, зазывно, озорно, дудочкой заклинателя змей спектакль приглашает зрителя окунуться не в тёмный смрадный мир империалистической ночлежки, а во вневременное пространство, состоящее из тягучей музыки Дюка Эллингтона, приглушенного света и канализационных труб, через которые стекаются в отстойник «отбросы» общества — воры, пьяницы, безработные, босяки, люди откровенно лишние в большом мире.

Поборников традиционализма сценография в исполнении режиссёра может ошеломить: какие трубы, что за безобразие? А где же нары, где грязный стол с самоваром, где сводчатые потолки? Где то, что писал Горький? Поражают пестротой и костюмы в исполнении художника Андрея Климова. Диапазон широчайший: от вполне аутентичной полицейской формы царских времен до современного кружевного пеньюарчика одной из героинь.  Однако нельзя не отметить, что непривычные на первый взгляд джаз, трубы, костюмы и классический Горьковский текст, собранные вместе, сочетаются на удивление органично.

Горьковские ночлежники Саркисова — люди без исторической прописки. Разные, по принципу мозаики собранные, также, в раскардаш одетые и обутые, бывшие и нынешние, старорежимные и прошлогодние,  очень похожие  на нас современных, они существуют в ж/д тупике под названием «Дно», где неважно кто и ты и откуда, кем ты был и что носишь, главное, что ты оказался здесь…

Да, спектакль не имеет чёткой привязки ко времени действия, и это кажется вполне обоснованным режиссёрским ходом. Горький был великий наблюдатель жизни, и его наблюдения абсолютно справедливы к людям любого времени — хоть прошедшего, хоть нынешнего, хоть будущего.

BjCfVL_X0xI

Хор голосов

Вообще говоря, Горький написал удивительный текст. У него нет главных и неглавных героев, каждый нужен и важен, у каждого своя история и своя правда. Угадать все правды и передать это на сцене — большая работа. Саркисову она удалась. Пьеса «легла» на крепкий актёрский ансамбль драмы как нельзя лучше. На сцене звучит хор, множество голосов поют каждый о своем и в конце концов сливаются в единое целое. На выходе получается пусть не во всём ровный, но бесспорно пронзительный и душевный, неожиданно смешной по подаче, но серьезный по сути разговор о важном.

Странник Лука (Анатолий Фирстов) точка отсчета в оси координат и катализатор всех событий.  Главная его особенность — затянутая в кожаную черную перчатку неподвижная рука. Рука, как говорят богословы, это орудие деятельности, и имеющий сухую руку не способен творить благо. Возможно поэтому сухорукий Лука не может никому дать больше, чем просто слова.

FseiGvMcWTM

Он вселяет в потерянных людей надежду, но надежда ничто без веры в себя, в свою силу, которой так не хватает этим потерянным, и взять ее им неоткуда, всё своё они исчерпали до дна…  До Дна. «Поманил  их куда-то… а сам – дороги не сказал» – говорит про него Клещ, и это правда. Бесплодная, ложная надежда едва ли не страшнее беспросветной безнадежности, она убивает быстрее и вернее… В этом убеждаются герои на своем горьком опыте.

Крикливый, злой, несколько даже истеричный в прочтении Саркисова слесарь Клещ (Валентин Омётов) – это кровоточащий, ноюще больной нерв спектакля. Заброшенный на Дно, он ждёт смерти своей тяжело больной жены Анны (Вероника Блохина), чтобы выбраться на поверхность и вновь начать работать, ругается с ночлежниками и остервенело ненавидит их образ жизни. За всё время, пока умирает Анна, Клещ ни разу не подходит к ней близко, не дотрагивается до неё.  Он не знает, но, наверное, чувствует, что с приходом смерти ничего не изменится… Или изменится, но не в ту сторону, в которую хотелось бы. И смерть жены действительно ничего не решила в его пользу, она лишь окончательно выбила из-под ног почву.

История Клеща  – это истинная трагедия, которую пережил каждый из заброшенных на Дно ночлежников.  Не сочувствовать этому, особенно вглядываясь в печальное настоящее уже прошедших «процедуру» падения героев, просто невозможно.

4kvMyobhreI

Неожиданный финал

Под звуки блюза потерявшие всё, проигравшие жизнь, пропившие последние деньги, уставшие ночлежники, собравшись вместе, греют свои души о тёплый голос, бессловесно напевающий о былом и несбыточном…

И глядя на то, как соединяются в общем объятии все они — живые и мёртвые, хочется воскликнуть: «Человек — это звучит обнадёживающе!». Ведь если человек и на Дне сумел остаться Человеком, сумел понять и принять ближнего таким, какой он есть, обнять, утешить, поддержать, подставить плечо, то значит, что ничего ещё потеряно, что Человек действительно может всё,  а значит будущее  – не только их, ночлежников,  будущее, но и наше с вами, общее человеческое будущее — все-таки не безнадёжно…

Этот неожиданный для мрачной Горьковской пьесы посыл — красивая точка спектакля, которая в довершение всего в одно мгновение раскрывается, словно цветок после дождя, и превращается в длинное красноречивое многоточие…

ТАТЬЯНА КРИВЧИКОВА 

Поделиться
Поделиться
Поделиться

Опубликовано

Обновлено

Категории

Блог
Просмотров: 196