Сентиментальная проза жизни: спектакль «Наш городок»

Otzyvy_klientov

«Наш городок» Линаса Зайкаускаса можно сравнить с кружевными, акварельно- невесомыми мелодиями Клода Дебюсси. Когда слушаешь их, то кажется будто по клавишам рояля порхает птичье пёрышко или стучат дождевые капли. Атмосфера, которая создается на сцене, – это тишина, сквозь которую проступают едва слышные звуки какой-то нежной сентиментальной музыки.

Язык спектакля — это незатейливая простота. Здесь почти нет декораций: пара столов, стулья, книги, связанные ремешками, черные траурные зонты. Все остальное — дело воображения артистов и зрителей. Женщины на сцене моют воображаемую посуду, нанизывают на воображаемую нитку воображаемые бобы, мальчишки играют в воображаемый мяч и угощают девочек воображаемой содовой, мужчины читают воображаемые газеты и пьют воображаемый кофе. Единственные материальные приметы времени — это костюмы начала XX века.

Минимум антуража — максимум эмоций. Главное, что удерживает внимание зрителя все три часа— это люди.

Обыкновенные, ничем не примечательные люди, живущие в маленьком городке на окраине штата Нью-Гемпшир, занимающиеся каждодневной рутиной, кем-то любимые, кого-то любящие, культурно, может быть, не слишком подкованные, но с интересом наблюдающие смену времен года. В общем, во многом, невзирая на разницу длиною в век, очень похожие на нас люди.

В первом действии зрителю  обстоятельно рассказывается о буднях городка Гроверс-Корнерс, о его обитателях и роде их занятий. Второе действие — это история любви главных героев Эмили Уэбб и Джоржда Гиббса. Третье действие превращено в своеобразный эпилог,   печальный, но светлый. Действие то течет медленно, как тихая мелководная речка, то убыстряет бег и несется весело и задорно по камням и перекатам, брызжет во все стороны пеной и шумит.

В  пресноватой медлительности явственно слышится литовский акцент, привнесенный режиссером на нижегородские подмостки, бесспорно угадывается прибалтийская сухая обстоятельность, которая будто создана для того, чтобы описывать спокойные человеческие будни, не омраченные еще будущими потрясениями.

В быстроте и веселье отчетливо читается:  неудержимый живой темперамент, лиричность и юмор, воедино и неразрывно связанные в душе каждого русского человека. Эпилог — своеобразный синтез двух манер повествования. Здесь и тихо, и громко одновременно, и быстро, и почти недвижимо. Действие замирает в одной точке, но часы продолжают тикать…

Когда я читала пьесу, то фигура режиссера представлялась мне основополагающей. Рассказчик, управитель, он связывает воедино прошлое, настоящее и будущее, он знает всё и всех, он знает что было и что будет, он любит маленький свой городок и всех его жителей, он доверительно повествует зрителю о том, какая она, жизнь – текучая, мимолетная, как мгновение, суетливая… Он ироничен, добр и мудр. И казалось мне, что Режиссера в театре должен играть человек в возрасте, опытный, которому станешь доверять как дедушке или отцу.

В итоге Линас Зайкаускас сделал ход конём и вывел вперед, на авансцену и под расстрел, молодого актера Александра Лапшова. В оправданности этого манёвра я очень и очень сомневалась, когда шла на премьеру, ибо  была настроена на других, изначально заявленных артистов. Но никакого неприятия, впрочем, не испытывала, скорее мне было очень интересно, как это будет, если так.

Александр, конечно, очень волновался, это можно было понять по подрагивающим рукам, но держался достойно. Примечательно, что именно это волнение и сыграло в итоге в его пользу. Благодаря пульсирующему в речах нерву,  благодаря будто бы детскому, ищущему поддержки у зала взгляду и искренности артиста зрители  прониклись к нему симпатией если и не сразу, но совершенно определенно.

То ли это то, что нужно этому спектаклю, то ли это то, чего хотел режиссер-постановщик, я не знаю. О ценности и целостности работы путь судят критики, от себя могу сказать, что все мои сомнения относительно исполнителя роли Режиссера отпали еще до объявления антракта. Необходимая интонация им уловлена, а уверенность придет с опытом, не сомневаюсь.

Снова хорошо себя показала драмовская молодежь— исполнители главных ролей  Эмили Уэбб и Джорджа Гиббса  Маргарита Баголей и Андрей Соцков. Первая очень ярко показала все грани своего дарования, совершенно покорив нелепой комичностью и очаровав глубоким драматизмом, а второй просто жил на сцене, дышал своим непоседливым, озорным и неловким в чувствах персонажем. Не люблю загадывать (да и вправе ли я судить со своей дилетантской колокольни?), но по-моему Соцков грозится в скором времени вырасти в серьезную актерскую единицу — все предпосылки для этого имеются, и его работа в театре за последний год это доказывает.

Несомненным украшением спектакля стал дуэт Андрей Соцков-Сергей Блохин. «Непростой разговор» жениха с будущим тестем в утро свадьбы, построенный на шуточках, штучечках и таких узнаваемых словах и эмоциях, вызвал в зале бурю смеха и аплодисменты. Последующая церемония бракосочетания поддержала взятую планку. Второе действие — это вообще самая веселая и легкая для восприятия часть спектакля.

Очаровательные, милые и трогательные образы супругов воплотили на сцене Сергей Блохин и Наталья Кузнецова, Алексей Хореняк и Вероника Блохина. Нежные, любящие, хозяйственные, вечно в заботах и переживаниях за детей матери и надежные, работящие, строгие и скрытно-сентиментальные отцы. Сердце не может не дрогнуть, когда наблюдаешь за их обыденной, повседневной жизнью, такой узнаваемой в мелочах, показанной просто и без затей.

Нельзя не отметить небольшие, но запоминающиеся роли Анатолия Фирстова (молочник с воображаемой лошадью), Павла Ушакова (разносчик газет), Юлии Мурановой (чрезмерно эмоциональная миссис Сомс), Юрия Фильшина (выпивоха Саймон Стимсон), Тамары Кирилловой (эксцентричный профессор) и недавно принятой в труппу драмы Алины Ващенко (Ребекка Гиббс).

Спектакль, равно как и пьеса, не поднимает каких-то великих вопросов и не призывает решать какие-то глобальные человеческие проблемы, он лишь предлагает каждому отдельно взятому человеку остановиться на  минуту, оглядеться вокруг, посмотреть внутрь себя, встретиться взглядом с ближним своим, вдохнуть в грудь воздух этого момента, ощутить его в своих легких, всем существом впитать его и почувствовать себя счастливым. Здесь и сейчас. Почувствовать себя счастливым от того, что этот момент никогда не повторится, но ты успел его вдохнуть и сохранить в своей душе.

Этот спектакль – рассказ о том, что наше счастье  заключается в таких вот маленьких прозаических моментах, крошечных сентиментальных отступлениях от быта, в самом быте, но мы этого, увы, не понимаем до самого своего конца…

ТАТЬЯНА КРИВЧИКОВА

ФОТОГРАФИИ ГЕОРГИЯ АХАДОВА И ИРИНЫ ГЛАДУНКО 

Поделиться
Поделиться
Поделиться

Опубликовано

Обновлено

Категории

События
Просмотров: 308