«Вас снимают, мистер Фокс» или почему антиутопия Джорджа Оруэлла может стать реальностью?

0d5a7dd110670f1c978c21c861cf6594ddf65ac4

По интернету, в частности по нижегородским пабликам, пронеслось сообщение о том, что у правоохранительных органов есть точная система распознавания лиц, благодаря которой участников любых, особенно направленных против правительства, действий можно будет опознать. Откуда взялась шумиха вокруг этой системы и стоит ли нам бояться тотальной слежки?

Как это работает?

Система FindFace функционирует при помощи нейронных сетей, алгоритм был разработан в 2015 году компанией NtechLab и запущен в феврале 2016 года. Как и всякую нейросеть, её нужно обучать идентифицировать людей (опознавать объект как просто лицо научились уже давно, для этого никакая нейронная сеть не нужна).

Лицо конкретного человека — задача более сложная, и понятно, что до конца секреты обучения нейросети никто не раскроет. В каждом конкретном случае мы не можем сказать, как именно сеть определила данного пользователя, знаем только, что она ориентируется на ключевые зоны — глаза, нос, форму рта и подбородка, а затем обучается находить связи между загруженными и уже имеющимися в сети фотографиями. Загвоздка ещё и в том, что мы не знаем, что нужно сделать, чтобы нас, наоборот, не определили.

Но, как говорится, технологии не стоят на месте, и в плане распознавания лиц машина уже далеко обходит человека. Нейросеть не испытывает усталости, плюс её можно обучать бесконечно, постепенно расширяя объём перерабатываемой информации. При этом хранить само фото необязательно — главное, чтобы совпадал набор признаков, по которым сеть выдаёт результат, и доминирующего среди них нет.

От поиска двойника до замены паспортов

Всеобщее внимание к идентификации пользователей началось с фотовыставки. В апреле 2016 года фотографом Егором Цветковым был запущен проект, где он с помощью приложения FindFace находил в соцсетях случайных попутчиков в метро. По словам автора, «возможность быстрого и анонимного поиска страницы человека в сети помогает следить уже не за безличным объектом и за секунды превращает инкогнито в знакомого».

6ZdtLJHPFsg

Затем различные группы и сообщества периодически вспоминали об этом сервисе, но новый массовый всплеск интереса был связан, во-первых, с серией новостей о том, что технологии NTechLab впечатлили даже американскую разведку (их разработка выиграла американский конкурс Face Recognition Prize Challenge, да ещё и в двух номинациях), и, во-вторых, с тем, что всех преступников якобы начнут ловить при помощи этой технологии (отдельно упоминается идентификация по лицу участников несанкционированных митингов).

За год, по словам создателей алгоритма, точность распознавания повысилась до 99% для небольших массивов, а для фотографий, размещённых «ВКонтакте», — до 80% (по данным интервью ТАСС). Вместе с тем пользователь может, например, скрыть фотографии, и они не будут находиться в общей базе и отображаться в поиске.

Картинки по запросу Face Recognition Prize Challenge

Также разработчики уверены, что использование биометрии принесёт больше пользы, чем вреда — поиск пропавших людей, опять же, поимка преступников, замена очередям при оформлении документов и прохождении контроля. Биометрия уже сейчас используется, например, в аэропортах, поэтому потенциал у такой технологии весьма велик, многие банки и компании готовятся внедрить эту систему для своих клиентов.

Надо отметить, что такие нововведения требуют, в первую очередь, разработку новой законодательной базы, переоснащения имеющихся систем контроля и так далее. По самым оптимистичным прогнозам, биометрия станет основным способом идентификации личности лет через 15-20.

Так ли страшно всевидящее око?

После масштабных акций в июне 2017 года появился проект на базе FindFace с громким названием «Je suis maidan» и не менее амбициозными заявлениями «Оставьте надежды — вас тоже найдут!». Участники проекта выкладывают фотографии митингующих, и знакомые опознанных присылают ссылки на их профили «ВКонтакте», таким образом доказывая, что анонимность в наше время невозможна.

Обратим внимание, что ссылки на страницы присылают именно добровольцы через приложение FindFace, имеющее достаточно низкий рейтинг в магазине приложений, а не силовые структуры с мощным оборудованием. В конце сентября 2017 года в Москве к системе распознавания лиц было подключено 160 тысяч камер видеонаблюдения (из 170 тысяч), а в Петербурге обещали на уровне силовых структур отслеживать участников митингов с использованием этой же технологии. За полсекунды, гласят многочисленные новости, система способна найти человека из миллиарда фотографий и «утереть нос» американцам (куда же без этого).

Звучит угрожающе, но на самом деле в ужасной и страшной базе оказалось немногим меньше полутора тысяч человек (по Нижнему Новгороду — 34!), и это с лета. Опять же, возможности машинного поиска при всей своей сложности не безграничны, технология только-только внедряется в камеры уличного слежения (и то в Москве), и, по сообщению «Коммерсанта» с ссылкой на BloombergTechnology, за два месяца тестового использования было идентифицировано… 6 человек (правда, находящихся в федеральном розыске), плюс камеры динамичные, и получить чёткий снимок лица, если вы не в фильме про шпионов, достаточно сложно, а заявленная точность в 60-70% подразумевает идеальные условия.

45IG1VzW8y8

Высокий процент распознавания программа показывала именно на загруженных в нейросеть фотографиях, а не снятых с камер изображениях. Кстати, тот же Bloomberg заявляет, что точность нахождения лиц через «ВКонтакте» — всего 70%.
Что мы можем сказать в итоге? Система распознавания лиц, как и любая новая технология, может упростить нашу жизнь — избавить от очередей на таможне и в банке или помочь поймать преступника; а может сильно испортить навязчивой рекламой через распознавание лица или фотографией вашей «физиономии» с места какой-нибудь акции протеста.

Технически мы дошли до уровня, когда биометрия может заменить показания свидетелей и бумажные документы, но этические и законодательные вопросы пока делают идентификацию по лицу вопросом недалёкого будущего. Реализация такой тонкой и масштабной программы требует настолько большого числа перемен, что можно с уверенностью сказать — Большой Брат будет дремать как минимум десятилетие.

АННА ГРЕБЕННИКОВА 

Поделиться
Поделиться
Поделиться

Опубликовано

Категории

Технологии
Просмотров: 73