«Я БОЮСЬ (своего тела)»: «Я хочу немного улучшить свой внешний вид, но отныне — исходя только из внутренних мотивов»

#Люди
16 января 2018. 21:24

Каждое тело красиво по своей природе. Мы такие разные, индивидуальные, неповторимые! К сожалению, в нашем обществе существует проблема, которая поначалу может показаться незначительной: люди не принимают свои тела, боятся их, чувствуют стыд или даже ненавидят. В этом состоянии человек может нанести вред своему здоровью, самому себе.

В фотопроекте «Я БОЮСЬ (своего тела)» мы покажем всю серьёзность этой проблемы на примере историй реальных людей, которые находились (или находятся сейчас) в «сложных отношениях» со своим телом. Мы покажем важность того, о чём можно забыть в погоне за «идеалом»: важность любви к себе и своему телу. Мы продолжаем публиковать истории девушек, которые рассказали об отношении со своим телом.

Алиса, студентка 

Вы замечали, какое катастрофическое количество людей, преимущественно женщин, не принимает свою внешность? Как многие смущаются и теряются, услышав комплимент? Некоторые даже оправдаться спешат! Или как кто-нибудь ни с того ни с сего начинает полушутя называть себя «уродом» или «жирной свиньей»?.. Мне кажется, что всё это — сигналы, кричащие о множестве проблем — зацикленности на внешности, неумении людей любить себя и принять тот факт, что разнообразие — это нормально и даже прекрасно.

В наших головах почему-то невероятно много предрассудков о том, как ДОЛЖНЫ выглядеть мы и окружающие, чтобы считаться красивыми. И хотя зачастую они очень непохожи, внутренние и публичные требования соответствовать «идеалу» почему-то до сих пор не изжили себя. И самое страшное в этом вопросе — не столько наличие стереотипов и ожиданий, сколько их ориентация на мнение извне.

А Вы часто себя оцениваете? Сравниваете с другими? Считаете что-то в себе недостатками, а что-то — привлекательными особенностями? Отвергали что-либо в своей внешности? Начинали менять это под влиянием чужого мнения? Как рано это началось?

 

Мои первые воспоминания о поиске недостатков и сравнении себя с окружающими относятся к возрасту 11-12 лет. Тогда я ещё любила себя, но иногда находила, к чему придраться, и задавалась вопросами вроде «почему именно у меня на ноге есть родимое пятно?» или «уже пора начинать худеть?». При этом я была абсолютно здорова, не имела лишнего веса и нравилась мальчикам (что долгое время было основным фактором, влияющим на самооценку).

Через пару лет стихийные сомнения переросли в постоянно растущее недовольство своим телом, которое во многом не покинуло меня до сих пор. С одной стороны, усиленное внимание к внешности в начале пубертата — это нормально, но с другой, именно так зарождаются серьезные проблемы с пищевым поведением, ментальным и физическим здоровьем. И я не стала исключением, несмотря на то что видимых критических ситуаций в этой истории нет.

Итак, в 13 лет начался мой долгий и очень извилистый путь от гармонии с организмом к строгому питанию, неправильным нерегулярным тренировкам и самобичеванию.

Следующие несколько лет я садилась на диеты, к счастью, не самые безумные вроде «Кремлёвской», «гречневой» или «шоколадной», а те, что базировались на вполне здоровых принципах. Но параллельно запрещала себе есть соль, сахар, после 5 вечера, потому что где-то услышала, что в это время пища перестаёт перевариваться.

Летом бегала в 8 утра, потому что по непонятной причине считала, что «нужно» обязательно похудеть к 1 сентября. Ещё крутила обруч по полчаса до синяков на подвздошных костях, ведь во многих статьях писали, что только после этого времени начинается жиросжигание.

 

Осенью вместо учебников я заполняла сумку яблоками, чтобы не съесть ничего лишнего. Позднее даже начала поститься и, кажется, практиковала это 3 раза. Все эти абсурдные действия объединяли постоянная зацикленность, установка рамок и сроков — «похудеть к Новому году/выпускному/дню рождения», бесконечные попытки доказать окружающим, что я могу постоянно менять себя любой ценой.

К 15 годам я повесила перед глазами записку со словами «Борись или умри!», чем мотивировала себя во всех отношениях, но в первую очередь, разумеется, на пути к «фигуре мечты». Забавно, но ориентировалась я при этом чаще на тела, не относящиеся к моей конституции.

Разумеется, с возрастом приходило осознание того, что я не буду похожа на миниатюрных девочек, что мой вес должен соответствовать моему росту, а не меньшим показателям, что разнообразие — это закон природы. Но я продолжала радоваться любым, достигнутым запланированно или случайно, отвесам. Например, однажды летом я заболела и пару недель лежала в ужасном состоянии с высокой температурой. Как только появились силы встать с кровати — я побежала к весам и дико обрадовалась, увидев число меньше нижней границы нормы.

С того момента помню только, как жить в постоянных рамках становилось всё невыносимее. Я устала от постоянного самоконтроля, цель которого не была ясна мне самой. В голове несколько лет находилась установка «ты должна», и к ней не было пояснений, кроме мысли «вот похудеешь, и тогда можно будет себя любить, а сейчас рано, нельзя». Почему я так думала? Почему искала недостатки? Почему находила «проблемное» место и прикладывала к нему ножницы?..

Ограничивать себя больше не осталось сил, и я перестала это делать. К сожалению, это не означало, что я начала искать путь к себе. Я просто забила и начала набирать вес, думая, что это временная передышка перед новым марафоном «борьбы». Выдержав много диет без срывов, следуя здоровым и нездоровым методам, приносившим результат, я верила, что в итоге снова смогу заставить себя идти к эфемерной цели.

В то время я особенно сильно не нравилась себе, хотя и получала комплименты. Я снова действовала парадоксально: например, продолжала уделять внимание внешнему виду (придумывала образы, подбирала макияж и аксессуары), но запрещала себе носить определённые вещи, считая, что их нужно заслужить, добившись «той самой» фигуры. И нет, я всё ещё не была толстой и нездоровой по медицинским показателям. Все проблемы были в голове: перфекционизм, впечатлительность и твёрдые установки окончательно испортили моё пищевое поведение и самооценку.

Я боялась еды, стеснялась есть при людях, корила себя за «вредное», но периодически могла набить желудок. Иногда импульсивно, думая, что раз я некрасивая и ничего не могу с этим сделать, нужно есть до тех пор, пока не станет плохо, чтобы наказать себя таким образом. В психологии подобные нарушения пищевого поведения относятся к эмоциогенному (сопряжённому с эмоциями) и экстернальному (при котором желание есть возникает при виде продуктов) типам и сопровождаются компульсивным перееданием.

 

Я понимала, что происходящее ненормально, и пыталась выбраться из этого, отказываясь от запретов и самобичевания. Тем более, поводов для стресса в тот период было много и в других сферах.

К сожалению, на этом история о сложных взаимоотношениях не закончилась. После года набора веса и заедания эмоций я внезапно потеряла аппетит в результате сильного потрясения. Пару дней не хотелось есть вообще ничего, а когда голод стал возвращаться, я решила использовать «возможность» и начать контролировать себя с новой силой.

Так, в телефоне появился счётчик калорий, взвешиваться стала каждая крошка (я не шучу, в список вносился даже кусок конфеты весом в 5-10 грамм), а я уходила всё дальше от пресловутого ЗОЖа. Теперь поводом для радости стали ежедневные предупреждения о недоборе суточной нормы, и без того выставленной на нездоровый минимум. Вес стремительно уходил, отказываться от чего-то не было необходимости — можно было просто питаться «птичьими» порциями, — фигура преображалась и без физической активности, а слабость отлично коррелировала с общей загруженностью.

За пару месяцев я скинула около 13 килограмм. И вновь понимая, что это ненормально, я была слишком рада быстрому результату, а потому охотно заменяла приёмы пищи жвачкой, кофе или минералкой. Отношения с едой и организмом усугублялись, зато возвращалась любовь к телу.

Конечно, долго жить в таком ритме невозможно, особенно, уже имея нарушения пищевого поведения и адекватного восприятия себя. Достигнув первых ступеней удовлетворённости собственным внешним видом, я постепенно забросила строгий учёт всего съеденного и отказалась от стратегии «нет еды — нет проблем». В течение следующих трёх лет до сегодняшнего момента я постепенно вернула почти весь сброшенный вес, периодически занимаясь физической активностью и прибегая к ведению дневника питания.

Сейчас я ничего не подсчитываю и давно не тренировалась. Я по-прежнему могу иногда наедаться, а иногда надолго терять аппетит. Мой вес скачет, зато организм, кажется, чувствует себя немного лучше, потому что я больше не зацикливаюсь и не посвящаю мыслям о питании чересчур много времени. Я слушаю и люблю себя. Ведь как бы ни менялась фигура, она по-прежнему отличается женственностью и гармоничными переходами. Я хочу немного улучшить свой внешний вид, но отныне — исходя только из внутренних мотивов.

Я предпочту пешие прогулки и старание в выполнении упражнения только потому, что сама этого хочу. Я буду одинаково наслаждаться салатом и шоколадом, потому что съем то или другое по зову организма, а не переживаний.

По сей день я заново учусь чувствовать себя: слышать, чего мне действительно хочется, анализировать эмоции и состояния, отличать психологический голод от реального. Я понимаю и принимаю тот факт, что все люди разные — и в каждом есть что-то прекрасное. Я знаю, что красива и достойна своей (в первую очередь) любви точно так же, как её достойны другие люди.

Скорее всего, моя история довольно типична, что пугает больше всего. И определённо в ней отсутствуют другие страшные проявления нелюбви к себе. Но если бы я не вспомнила и не выразила подробно весь этот долгий путь, ни я, ни те, кто прочтёт этот текст, скорее всего не прочувствовали, насколько это эмоционально тяжело и как несколько лет жизни могут пройти в фоновом режиме.

И хотя естественные скачки самооценки всё ещё со мной, я понимаю, что слишком долго уходила от себя, слишком долго ориентировалась на чужие потребности, мнение и запросы, слишком долго боялась своего тела. Наконец, с меня хватит. Так, может, хватит и с вас?

АВТОР ПРОЕКТА  МАРИЯ АГАФОНОВА

ТЕКСТ АЛИСЫ БИКЧЕНТАЕВОЙ 

комментарии

Новые события нижнего новгорода