Юрий Стоянов: «Мы уникальная ни на кого не похожая страна, которая сделает смешным любого шпиона»

Otzyvy_klientov

6 февраля на канале ТНТ вышел сериал «Адаптация», который рассказал о самых отдаленных местах России-матушки, а также о том, как будучи американцем не сойти с ума, выбивая ковер палкой. Как все-таки адаптироваться к нашим исконно-русским особенностям, привыкнуть к российскому менталитету, а главное, при этом не выдать себя, и еще о многом другом мы сумели поговорить с выдающимся российским артистом театра и кино Юрием Николаевичем Стояновым, сыгравшим в сериале «Адаптация» роль  подполковника спецслужб по городу Ноябрьск.

Чем зацепила роль в Адаптации, и почему не стоит читать сценарии

С годами вырабатываются какие-то принципы, по которым ты соглашаешься участвовать в той или иной работе. Бывает, попадется тебе блестящий сценарий, но руководить процессом будет отвратительный и неприятный тебе режиссёр.  Вот я из тех людей, и это не самое профессиональное моё качество, которые в такой ситуации не будут сниматься. Это все от того, что мне небезразлично, какое количество времени, отпущенного мне, я проведу с несимпатичным мне человеком. Всегда хочется получить больше хорошего, а оно создается только в любви и дружбе.

В данной ситуации мне достался замечательный режиссер – Федор Стуков, потрясающе сыгравший, когда-то в детстве Тома Сойера. Придя на площадку, я увидел, что с тех пор Том Сойер вырос ровно на 2 метра, но остался тем же самым мальчиком: приятным, наивным; но ставшим очень профессиональным. И когда смотришь в глаза такого человека, то понимаешь, что плохого вы вместе не сделаете.

А сценарий иногда можно и не читать, если есть вера. Однако бывает, что ты с этой верой, до конца играешь порядочного человека, а в последней серии выясняется, что это ты всех убил. Здесь есть огромный плюс: это как же хорошо ты играл порядочного человека! А если с самого начала ты знал, что это ты всех убил – вот где-то ты бы все равно прокололся. В этом есть польза «нечтения» сценария. Но, опять же, в данной картине я не экспериментировал и прочитал весь текст до конца.

«Адаптация» – это очень неожиданная для меня история. В итоге, я не ожидал, что получится такая широкая с одной стороны, большая географически, по масштабу и очень плотная по монтажу история. Я был очень удивлен. А удивление, вообще, это единственно важное чувство, которое испытывается во время просмотра.

О сверхзадаче и посыле сериала 

Говоря о задачах сериала, нельзя утверждать тот факт, что сверхзадачей стала цель высмеять глупость другой нации – это пошло и некорректно. И американцы и русские здесь были показаны смешными, в хорошем смысле этого слова, со своими национальными особенностями, характерами и менталитетом. И, вообще, говорить о сверхзадаче  – очень опасная вещь. Конечно, у создателей фильма она, наверняка, существует. Но это внутренняя и очень деликатная история. Человек анонсируя сверхзадачу, не очень справляется при этом с задачей. Когда все хорошо с задачей – сверхзадача выплывает в результате.

Что касается посыла, то он крайне прост. Мы уникальная ни на кого не похожая страна, которая сделает смешным любого шпиона.

Потому что невозможно подготовить никакими инструкциями и методиками человека к работе в том, что является нашим национальным достоянием (Газпром, да еще и в городе Ноябрьск). Монополизм, смешно и очень холодно – это три слова, которыми я могу описать сериал «Адаптация». Это добрая, умная, смешная, непохожая на другие кинокомедия.

О подполковнике спецслужб 

Многие полагают, что профессия героя – это некий чип, который односторонне формирует характер персонажа: человек из органов государственной безопасности. Или вот он из МЧС, а вот он из министерства культуры. Вот так играть нельзя. Есть ЧЕЛОВЕК. У него, конечно, есть профессия, которая накладывает определенный отпечаток на характер, в особенности на человека, который занимается этой профессией по призванию.

А подполковник Евдокимов – это человек, который очень любит свое дело. А самое печальное, что у него в жизни нет ничего кроме этого дела. Так сложилась жизнь, что у него практически нет семьи, его семья – это его работа. Он очень обижен, при этом очень порядочный человек. По сути дела, он слоняется по провинции именно в силу своей принципиальности и порядочности.

Это человек со своей непростой биографией, однако со своим фокусом: со своей правдой, болью, чувством юмора. Он предан своему делу, предан присяге, однако он готов пойти на очень разные вещи, ради выполнения заданий. А человек для него, подчас становится средством в достижении каких-либо задач. Поэтому, когда пытаешься передать характер героя, никогда нельзя руководствоваться лишь его профессией.

Сериал или полнометражная картина?

Когда ты смотришь себя на экране в «полном метре», и твое лицо выплывает форматом двадцать на десять метров, появляется ощущение, будто на тебя выехала фура. А в сериале формат однозначно меньше. Это первое главное отличие.

Второе отличие заключается в том, что в сериале, все же, больше крупных планов, в том смысле, что история всегда чуть больше приближается к зрителю. Сериал, человек смотрит один, или максимум вдвоем, при этом, он находится дома, в комфортной обстановке. Он не нашел для этого времени, не купил билет, не пришел в кинотеатр. В этом и есть очень большая разница.

Адаптация

Таким образом, в сериале задача создателей: сказать человеку, чтобы он просто включил кнопку, а все остальное будет сделано за него, и в результате его ожидания не будут обмануты.

Об изменениях в российском кинематографе

Прежде всего, изменилась подача. Под подачей, здесь, подразумевается канал, который участвует в производстве фильма и ресурсы канала используются, для того, чтобы промотировать последний. Задача такая: не обмануть ожидания и завлечь зрителей в кинотеатр. Но как быть с теми фильмами, у которых нет этого ресурса?

Мне кажется, в понятии государственной поддержки должно быть какое-то перераспределение. Нужно оказывать поддержку не только производству фильма, но, может быть, и его рекламе.

К разговору о том, что все ушло в интернет, телевизионная реклама по-прежнему остается самой дорогой и очень эффективной. Поэтому ее роль очень важна.

Стало ли кино другим? Слава богу, что кино выжило – вот о чем нужно говорить. Я начинал работать на телевидении в очень тяжелые годы для кино и очень счастливые для телевидения –  в начале 90-х. Мои коллеги очень стеснялись работать на телевидении. А я тогда говорил, что оно спасет кино. И ведь нам удалось сохранить целые профессии. А тогда, все было сделано для того, чтобы выкосить кино, вообще! Остается другой вопрос: как помочь ярким людям? Ведь даже  телевизионные премии, типа ТЭФИ, не всегда объективны.

На съемках сериала «Адаптация»

О премии Оскар

Конечно, мне интересно следить за премией Оскар, в целом, как и всем в профессиональном творческом сообществе, да и не только. Вы можете, как угодно заклинать, сколько угодно говорить о политизированности Оскара, но это главное событие в мире кино. И смотрят его все. А самое главное в нем – это та атмосфера, которая царит в зале. Это то, чего нельзя сыграть.

Сыграть доброжелательность – нельзя.

О студенческих короткометражках

Конечно же, я бы согласился сняться у молодого режиссера в короткометражке. И бесплатно бы согласился. Но только, чтобы сценарий был действительно стоящий. Не один раз студенты приносили свои сценарии, но все они откровенно были где-то подсмотренными и переписанными! Какие-то имена непонятные: Джонни, Патрик… Ну что это? У тебя что ли своего опыта нет? Ты где родился, в Голливуде?

И всех волнуют вопросы постмодернизма – когда кино рождает кино. Но если, мы будем анализировать и делать, как «они», то ничего стоящего не получится, ведь «они» не делали как кто-то. Будет сценарий – снимусь. Или не сценарий, а хотя бы своя искренняя человеческая история.

О любимой роли

«Человек у окна» Дмитрия Месхиева – это, однозначно, моя любимая работа. Фрэнсис Форд Коппола, вручая главный приз московского международного кинофестиваля Месхиеву, сказал: «Я спокоен за кинематограф страны, пока в нем есть такие люди, как Дмитрий Месхиев». Но картина «Человек у окна» в свое время не получила признание, не в смысле «железо» и премии, а в смысле внимание, в том числе и зрительское. Это единственная работа, о которой я могу говорить так громко.

Все остальное было замечено и вознаграждено, а этот фильм «профуканный». Хотя «Человек у окна» – это очень редкая работа для нашего времени.

О театре и кино

Кино – это конвейер. Театр – это душа. И это совсем разные вещи. Я с детства человек отравленный кинематографом, и более того обделенный им. Но, я думаю, что я сам в этом виноват. Я считал, что нужно сначала накопить биографию, чтобы сниматься в кино, поэтому сниматься я начал только в 40 лет.

Я кино обожаю, но всегда любил его больше, чем оно меня.

А без театра невозможно прожить – это как сходить на консультацию к врачу. Ты играешь на сцене и уже самостоятельно ставишь себе диагноз. Театр – это актерская гигиена. Без театра нельзя прожить, а без кино нельзя выжить – вот главная мысль.

Картинки по запросу АДАПТАЦИЯ СТОЯНОВ

О профессии актера

Не слушайте вы тех актеров, которые говорят, что это самая нервная, самая энергозатратная, самая тяжелая работа, что сердечко бедное у них не выдерживает. Это всё – неправда. Это не энергозатратно, а «энергозабирающе» у других. Работая в огромном зале, ты не только отдаешь, ты, при этом, получаешь огромное количество энергии. И, кроме того, в какой еще профессии я смогу одновременно быть подполковником спецслужб, чиновником в XIX веке, потом шестимесячным ребенком, потом убийцей, потом любовником, и мне за это ничего не будет! Мне еще и деньги платят за это.

Я представитель счастливой и уникальной профессии, но, в то же время, и самой несчастной, потому что нигде ты не будешь чувствовать себя таким раздавленным, как в профессии артиста без работы и признания.

БЕСЕДОВАЛА ДАРЬЯ ЛОКТИК

ФОТО ТНТ

Смотрите новый сериал «Адаптация» с понедельника по четверг в 20:00 на ТНТ
Поделиться
Поделиться
Поделиться

Опубликовано

Обновлено

Категории

Медиа
Просмотров: 737